По ту сторону Гималаев

Григорий КУДРЯШОВ
05.12.2015

Просмотров:

752



В ПУТЕВОДИТЕЛЯХ по Индии штат Мегхалая и его административный центр – город Шиллонг с 800-тысячным населением считаются особым местом на планете. И действительно, расположение штата в восточных Гималаях  на высоте около полутора тысяч метров над уровнем моря уже о многом говорит. Здесь воздух так насыщен кислородом, как будто дышишь из такой подушки. Склоны гор покрыты густой растительностью. Шумные реки, обилие водопадов и гладь озер вызывают восторженные чувства.  Не зря, наверное, Шиллонг является еще и столицей индийской рок-музыки. Еще к достопримечательностям штата относятся «живые мосты».

С помощью человека корнями каучукового фикуса соединяются склоны ущелий. Корни со временем разрастаются и образуют надежные переправы, по которым одновременно может идти несколько десятков человек. Здесь же в штате самое дождливое место на планете. До 12 тысяч миллиметров осадков выпадает в год. Ливни - словно реки с небес, а санскритское название штата – «обитель облаков». Для сравнения: в Горно-Алтайске за год выпадает около 800 миллиметров осадков, и мы считаем, что могло бы быть посуше. И все же Мегхалаю, несмотря на летний сезон дождей, можно считать райским уголком на планете.

Но я бы еще этот индийский штат назвал местом ожесточенного сражения техногенной цивилизации с патриархальным укладом жизни. И не зря в ноябрьские дни здесь проходило крупное международное мероприятие – «Терра Мадре коренных народов 2015». Терра Мадре в переводе означает Земля Мать. Это земля,  наша планета, на которой мы живем. Это земля, которая нас кормит. Символом мероприятия стало изображение Земного шара в человеческих ладонях.

Индийское Терра Мадре (ITM) собрало 640 делегатов из 56 стран. Мероприятие, особенно фестиваль пищи, посетило несколько десятков тысяч местных жителей. Все события транслировались в электронных СМИ, по радио и в газетах, тут же печатались и распространялись цветные буклеты.

Событие произошло благодаря усилиям Международной эко-гастрономической общественной ассоциации Слоу Фуд, Партнерства коренных народов для агробиоразнообразия и продовольственного суверенитета, Северо-Восточного общества Слоу Фуд и агробиоразнообразия, правительства штата Мегхалая.



ПОВЕСТКА индийской Терра Мадре была расписана на пять дней. В первый день на церемонии открытия в конференц-зале Северо-Восточного Горного университета выступили главный министр штата Мукул Сангма, специальный докладчик ООН по правам коренных народов Виктория Таули Корпус, бывший председатель Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов Мирна Каннингем, президент Слоу Фуд Карло Петрини и несколько лидеров коренных народов. В следующие два дня проходили пленарные заседания, на которых обсуждалось состояние продовольственных систем коренных народов, их будущее с акцентом на устойчивое производство, здравоохранение, социальную жизнь, самобытность и духовность. Более конкретно эта ситуация была рассмотрена на примере деятельности коренных общин Индии, Кении и Перу.

Делегаты ознакомились с выводами исследований Международного научного союза по питанию (IUNS), проведенных в нескольких матриархальных сообществах в США, Азии и Африке для того, чтобы узнать о состоянии питания этих сообществ, известных материнскими ценностями. Их опыт необходим в нынешних условиях изменения климата, неравного доступа к продовольствию и разрушительных техногенных сельскохозяйственных систем.

Пленарные заседания сопровождались тематическими сессиями и лабораториями вкуса. На таких заседаниях выступили делегаты из России. Представительница крымских татар Эсма Халилова рассказала о деятельности сельскохозяйственного кооператива «Умют», специализирующем на выращивании лекарственных трав. Руководитель слоуфудовского сообщества Ковчег-Москва Юлия Якель провела презентацию своей организации и НКО «Хранители», которая занимается безопасностью продовольствия, здоровым питанием. Представитель Бурятии Мунхболор Гунгаа продемонстрировал  фильм о своем соплеменнике, который в скотоводстве придерживается обычаев своих предков.

Мне выпала честь рассказать о тубаларах. Сотрудник Комитета Государственной Думы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Нургияна Дордина, уроженка Якутии,  помогала нам в переводах на английский язык. Третий день мероприятия закончился пленарным заседанием по вопросам глобального изменения климата, которое явилось третьим по счету, подчеркнув тем самым важность нарастающей проблемы.

 



ВЫСТУПЛЕНИЯ многих делегатов были проникнуты тревогой и озабоченностью. В результате интенсивных разработок природных ресурсов планета теряет биологическое разнообразие. Пища стала коммерческим интересом. Индустриальный способ ее приготовления привел к нарушению баланса витаминов и минералов, преобладанию химических веществ. Фаст Фуд повсюду наступает. Повсюду утверждается, что генная инженерия поможет выжить человечеству…  В частности, основатель Слоу Фуд Карло Петрини отметил, что условия жизни большинства жителей планеты становятся все хуже и хуже.

Загрязнение окружающей среды приобретает катастрофический характер. Человечество всё дальше отодвигается от природы.  Экономика стала идолом, а деньги богом. Небольшая часть человечества купается в удовольствиях, а большинство страдают от изнурительной работы, отсутствия калорийной и натуральной пищи, не имеют возможностей для оздоровительного отдыха. Продукция Нестле разрушает здоровье людей. Монсанта и Макдональдс говорят об устойчивости, но на самом деле ее подрывают. В таких условиях особую ценность приобретают традиции коренных народов. За ними должно быть будущее.

Делегат из Эфиопии сказал о том, что натуральная пища, произведенная без средств механизации, содержит в себе четыре субстанции – земли, воды, воздуха и духа. Из живых существ на нашей планете только пчелы соединяют эти субстанции. Поэтому мёд не портится. Пчелы живут очень рационально, и в тоже время способствуют процветанию растений. Людям при устройстве своей жизни следует брать пример с этих благородных насекомых. О пчелах говорили и другие делегаты. Кстати, на Алтае в эту осень многие пчеловоды обеспокоены тем, что в зимовку пошли слабые семьи. Причины неизвестны.





ЧЕТВЕРТЫЙ ДЕНЬ был наполнен экскурсиями в близлежащие деревни вокруг Шиллонга, которые позволили делегатам получить представление об огромном культурном и экологическом богатстве региона. Группа, в которую я был зачислен, провела день в деревне Лайтсохплейн, расположенной на горном плато на высоте около двух тысяч метров. Нас встретили внизу у шоссе с гирляндами цветов и барабанным боем. Угостили каким-то веществом, завернутом в зеленый листочек, от пережевывания язык и губы приобрели кровяной цвет.

Потом по каменно-бетонным ступенькам, со счета которых я сбился, поднялись на плато. Это было место обитания народа кхаси.  В деревне пятьдесят домовладений, в которых проживает 275 человек. Жилища скромные, в чем-то похожие на наши дачные домики советской поры. Дома, если можно так сказать, стоят порознь друг от друга, и понятия «улицы» здесь не существует. Население живет за счет подсобных хозяйств. Когда мы шли по дороге времен колониального владычества Великобритании, видели грядки с растительностью, а потом в подворьях коз, индюков и черных свиней с весьма необычными рылами.

По историческим сведениям кхаси перекочевали в эти отроги Гималаев из Тибета в давние времена. У них даже есть свои мегалиты. Это их собственное творение или они соорудили каменные плиты по подсказке англичан по примеру Стоунхенджа, мне выяснить не удалось. Но в этом народе я увидел черты трудолюбия, доброты и отзывчивости.

Первым же делом поинтересовался пчеловодством. Мне сказали, что у них только три человека управляются со пчелами, и тут же мне представили одного из них – Карстара Нонгрума. После расспросов с языка кхаси на английский, а затем на русский мне перевели, что пасека Карстара Нонгрума состоит из двенадцати пчелосемей и находится внизу, в долине, и что с одной семьи он получает за лето пять килограммов меда.
Я удивился: почему так мало? На что пчеловод ответил, что медосбор совпадает с периодом дождей. В свою очередь удивился Карстар, когда я ему сообщил, что в холодной Сибири с одной сильной пчелосемьи получают от 50 до 100 килограммов меда…

Образ жизни жителей деревни тронул меня за сердце. Живут скромно; что вырастили, собрали, то и употребили. Единственный вред, наносимый ими живой природе, - заготовка дров. Но при здешней буйной растительности это легко восстанавливаемый ресурс. Со мной можно спорить, но я буду утверждать, что кхаси - счастливые люди. Это было видно по их лицам.

На встречу с нами собралось все население деревни и устроило нам праздничный концерт. Они играли на своих инструментах, танцевали, чувствуя землю босыми ногами, пели от души, радуясь тому, что живут в этих благодатных горах, щедрому солнцу и облакам, которые уже начали поглощать горизонт. Тут же крутились дети. Самые маленькие из них сидели в платках, как в люльках, за спинами матерей. Отношения детей и взрослых напоминали идиллию. А это свидетельство того, что мир и гармония царят в этой деревне. Многие жители напрашивались сфотографироваться на память, и мы охотно это делали, вызывая чувство нескрываемой благодарности…



 

Жители высокогорной деревни на редкость радушны и гостеприимны; пчеловод Карстар с алтайским мёдом на память



А ТЕПЕРЬ впору рассказать о своем выступлении на одной из конференций. Еще в тридцатые годы прошлого столетия тубалары жили по вековому укладу своих предков. Их домом была кедровая и черневая тайга. Тубалары занимались охотой, сбором ореха, других даров природы. В пищу шел даже корень кандыка. Но с войной уклад жизни стал меняться. В пятидесятые годы тайга подверглась интенсивным лесозаготовкам.

Тубаларам пришлось переселяться в поселки лесозаготовителей, осваивать новые профессии. Потом для борьбы с клещом, переносчиком опасного заболевания – энцефалита - тайгу с самолетов посыпали дустом, весьма ядовитым веществом, период полураспада которого составляет пятьдесят лет. Но клещ как был, так и остался. Зато люди стали чаще болеть, появились новые недуги, в тайге сократилась численность зверей и птиц, в реках – рыб.

Вскоре над территорией проживания тубаларов ученые и военные, ослепленные техническим могуществом, проложили «космическую трассу». На головы местных жителей стали падать ступени ракет с остатками еще более опасного вещества – гептила. Тубалары пытались протестовать, но их уверяли, что в падении ступеней ничего страшного нет. Глава Республики Алтай Александр Бердников якобы просил жителей Чойского района показать ему лысого бурундука, как доказательство отрицательного воздействия гептила.

За каких-то полвека тубалары утратили свой уклад жизни, потеряли первоначальный язык. Осталось только название этого малочисленного народа. Их судьба – это пример отрицательной роли техногенной цивилизации.

Последний день индийской Терра Мадре завершился фестивалем пищи у священной рощи деревни Мавпхланд. Жители 41 общины представили здесь свои продукты питания. Я перепробовал много блюд, и скажу, что индийская кухня особенная, не каждому европейцу она по вкусу. В иных блюдах такая горечь, что стакана воды мало, чтобы снять жжение во рту.

Северо-восток Индии состоит из семи штатов, и каждый из них имел на фестивале свой стенд с семенами, фруктами, корнеплодами, листьями и корневищами, что подчеркивало уникальное биоразнообразие этого региона.



В ТЕЧЕНИЕ всех пяти дней наряду с дегустациями блюд, мастер-классами, демонстрациями и обедами проходили культурные выступления. Артисты коренных народов очаровывали делегатов и публику песнями, танцами и своей национальной одеждой. Наши соседи из Монголии тоже снискали бурные аплодисменты. Устроители сделали так, чтобы делегаты как можно шире ознакомились с культурой, обычаями, традициями и кулинарией местных народов.

В первый день мы ужинали в ресторане замка Трипура, где можно попробовать все блюда северо-востока Индии. Следующий вечер провели в католическом храме, где звучало церковное песнопение, а блюда тоже отличались изысканностью. Третий ужин прошел в культурно-религиозном центре сикхов, перед которым нас обязали снять обувь, а на головы повязали оранжевые косынки. Ну, а последние два дня вообще дали море незабываемых впечатлений.

На фестиваль пищи я привез алтайский мед и хлеб – «Бородинский», совхоз-завода «Подгорный» и Виктора Трифонова, производимый им на бездрожжевой основе из размельченных зёрен. Желающих продегустировать продукты питания было так много, что к столам было трудно подступиться. Результатов нам в тот день не сообщили. Остается надеяться, что они придут по электронной почте, как это было в Италии на таком же мероприятии.

Индийская Терра Мадре достигла своей цели: Мегкалая и его соседние штаты продемонстрировали всему миру свои культурные и биологические сокровища. Но меня это мероприятие привело к размышлениям: удастся ли местным народам кхаси, джайнтия и горо сохранить свою самобытность, и как долго?  В Шиллонге уже невозможно не ощутить натиск техногенной цивилизации. Улицы города, и без того узкие по нашим меркам, уже перегружены автомобилями индийского производства. А что будет, если сюда придут иностранные автомобильные корпорации? В глаза уже бросился новенький салон «Тойоты». Учитывая сложность горных дорог, индийскую специфику управления автомобилем, здешний транспорт легко приведет к коллапсу на городских улицах.

Население Мегхалаи составляет три миллиона человек. Но в соседнем штате Ассам жителей в десять раз больше. Такое количество потребителей явно интересует зарубежные компании. В Индии уже продается столько кофе и в таких же упаковках, как в России, что невольно закрадывается сомнение: настоящий ли это продукт или умелая подделка? Россияне старшего поколения помнят ароматы индийского и цейлонского чаев. В Шиллонге этот аромат вернулся. Значит, такой чай существует... Тогда почему его не стало в России, как это было в советское время?



ВМЕСТЕ С ТОВАРАМИ на головы местных народов обрушится лживо-назойливая реклама, как в нашей стране. Мужчин будут уверять, что если они приобретут автомобили, их дорога к счастью станет ближе. Женщины уверуют в чудодейственную силу косметики. Макдональдс протянет сюда свои щупальца, потом придет Монсанта с генномодифицированными семенами. Появится несчетное количество аптек, потому что еда на бегу за 15 минут непременно потребует таблеток для улучшения пищеварения.

Во многих ларьках уже приходилось видеть стопки сникерса, который, как гласит наша реклама, если съешь, тормозить не придется. Всё закрутится, завертится, как на российских просторах, где доля отечественных продуктов питания составляет 30 процентов от общего объема потребления.

Импортные продукты питания легко вытеснят местное продовольствие. Пластик покроет территорию. Появятся мусоросжигающие заводы, чистый воздух Мегхалаи наполнится диоксидами…
Кхаси, гаро и джайнтия не малочисленные народы, но и для них натиск цивилизации, переполненной соблазнами, может быть сокрушительным. Мужчины уже ходят в европейских костюмах. В магазинах и лавочках полно иностранных продуктов и товаров. Немаловажную роль играет общий для всех народов Индии язык – английский. В городах у части населения местные языки и диалекты уже утрачиваются. Потеряв язык, народ уже с легкостью расстается с традициями и обычаями своих предков.

Безусловно, среди  кхаси, джайнтия и гаро есть люди, осознающие пагубность цивилизационных процессов и понимающие важность  сохранения своей самобытности. Но глобализация стала эпидемией, и лекарством против нее может быть только неприятие всего того, что она навязывает. Ведь можно же жить без сникерса и пепси-колы, безденежье пережить на картошке, а не бежать в банк за кредитом. Надо задуматься: разумно ли мы устроили свою жизнь? А ведь она превратилось в гонки: уже многие одновременно ведут автомобиль и разговаривают по телефону, но времени всё равно не хватает. Еще двадцать лет назад для большинства населения России ничего этого не было. Но ведь жили, как и сто, двести лет назад. Душевного равновесия, спокойствия и уверенности тогда было больше. Это бесспорно…

Когда наша группа уезжала из деревни гостеприимных кхаси, вслед нам раздавалось многоголосое «кублей», что означает – до свидания. Хотелось бы верить, что это слово будет звучать здесь и через столетия.

Фото автора.



Реклама

4558

ОтменитьДобавить комментарий


Социальные комментарии Cackle
Чего не хватает для комфортного отдыха в Горном Алтае?