О том, как бойцы из Хакасии заблудились в Донбассе

Андрей УСТЮЖАНИН
17.04.2017

Просмотров:

913



Одним из последних фильмов, снятых в СССР, был «Вербовщик» (1991) с Александром Михайловым в главной роли. Впервые нам показали человека, который прошёл «неизвестную войну» и оказался далеко на чужбине. Кто виноват в том, что его судьба сложилась именно так? Государство отказывалось признавать подвиги наших солдат, совершенных на Кубе, в Мозамбике, Анголе, Вьетнаме, Ираке – в любой из стран, где «нас не было», но на самом деле наши солдаты там воевали. За что воевали и ради чего? Никто им уже не ответит.

В начале апреля журналист Михаил Афанасьев рассказал о судьбе двух бойцов из Хакасии, которые «заблудились» (по официальной версии Кремля) на территории Украины. Не вдаваясь в подробности братоубийственной войны, никого ни в чем не обвиняя, автор очерка рассказывает о том, как в Донецкой области сложили оружие и сдались в плен десять российских десантников. Одним из задержанных оказался житель поселка Тепличный (Хакасия) Иван Мельчаков. Про десантников сказали, что они «заблудились при патрулировании границы». К этому времени в плену батальона «Донбасс» находился другой заблудившийся с оружием житель Хакасии – абаканец Никита Терских. 

Еще один герой очерка - боец батальона «Донбасс» Максим Финогин, который родился в Москве. Его отец - советский офицер, русский по национальности, всю свою жизнь отдал службе в Советской Армии. Детство Максима прошло в воинских частях. Взрослел и вступал в самостоятельную жизнь Финогин-младший уже в Украине. Для него Родина там, где он вырос и состоялся как личность, и ему никогда не приходило в голову разделять соотечественников на «хохлов» и «москалей». В России остались его корни, а в Украине теперь ему и дальше жить.

Абаканец Никита Терских - потомок терских казаков; он мог бы принести много пользы своему народу и стране, но держава дала ему слишком мало возможностей для самореализации. После окончания школы он поступил в абаканский медицинский колледж, но в декабре 2012-го Никиту призвали в армию и отправили служить в 31-ю отдельную гвардейскую десантно-штурмовую ордена Кутузова II степени бригаду под Ульяновском. На второй фотографии - Никита Терских с отцом, перед отправкой в армию, на железнодорожном вокзале Абакана.

Под занавес срока службы Никита серьезно задумался о своем будущем на гражданке. Родители всю жизнь честно трудились на благо советской Родины. А у него перспектива была одна – надеяться на чудо. Связей нет, работы нет, профессии нет, получить престижное образование нереально. В армии относительная стабильность, приличная зарплата и возможность хоть какой-то самореализации. Можно послужить несколько лет, оглядеться, а там будет видно. Это всё, что ему могла предложить «страна огромных возможностей». Терских подписал контракт и остался на военную службу.



…Жизненные пути директора киевской страховой компании, добровольца батальона «Донбасс» Максима Финогина и несостоявшегося медика – абаканца Никиты Терских - сошлись. На первой фотографии Никита сидит в самом центре, без головного убора, это уже в плену.

Наша Родина в который раз судорожно искала убедительные аргументы для отказа от своих солдат. А украинцы русских солдат не бросили. Хотя имели полное право. В то время, когда наша Родина делала удивленные глаза и подыскивала убедительные выверты для отречения от своих солдат, «киевские каратели» думали, как сохранить их жизни и вывести из окружения собственной армии. Они спасли их без всяких громких слов. Потому что не могли поступить иначе. Все взятые в плен в Червоносельском русские десантники и танкисты остались живы. Все они здравствуют и поныне.

Автор очерка, встречаясь с солдатами, воевавшими на той и другой стороне, пытался понять тех и других. Он передал привет своему земляку Никите Терских от Максима Финогина. Тот спрашивал, как сложилась жизнь у солдата из Хакасии после плена. Сам Максим незадолго до этого перенес очень сложную операцию, с трудом приходил в себя. Журналист спрашивал, что ему передать, будучи уверенным, «что у Никиты сейчас начнется закос под крутого бойца, случайно попавшего в лапы коварных «киевских карателей». Само собой если бы они его не застали врасплох, то им бы всем показал... Только так Никита мог прикрыть свой явно неудачный жизненный опыт битвы с фашизмом». Но ответ земляка его огорошил:

- Передайте ему, чтобы поправлялся и берег себя.

- Максиму передать? – от неожиданности журналист переспросил.

- Да, пусть выздоравливает скорее.

Терских оказался достойным, порядочным мужиком. Не чета другим, которые после освобождения косили под крутых защитников России, испытавших все ужасы «фашистского плена». Тогда как украинские солдаты делились с ними едой и пищей, прятали от обстрелов и готовы были выводить из окружения, рискуя своими жизнями.

Почему они не смогли бросить пленных десантников – в который раз спрашивал Михаил Афанасьев уже по пути в аэропорт Максима Финогина. «Мы не можем возненавидеть вас хотя бы в половину того, как вы ненавидите нас». Таким был его ответ.

Жизнь через большие потрясения заставит нас понять простые вещи, размышляет журналист. Чтобы чувствовать себя человеком не обязательно кого-то ненавидеть. А чтобы уважать себя, не надо поклоняться вожаку. Ощущать себя частью великого можно без патриотических кричалок. А чтобы оставаться сопричастным, надо быть просто неравнодушным. «Прогресс победит. И, похоже, скоро, - пишет Михаил Афанасьев. - Невозможно бесконечно тормозить развитие. Выживет ли моя страна, слетев с тормозов на всех парах, я не знаю. Другое скажу точно. Спасет нас не чудо. А тот, кто ненавидит меньше».

Очерк Михаила Афанасьева, по меркам завсегдатаев «всемирной паутины», слишком длинный, и читать его трудно; но если нам действительно важно понять, что же происходит сегодня в разрушенном Русском мире, без такого чтения никак не обойтись.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?