Маленький «байкальчик» для личных нужд (2)

Николай Витовцев
23.05.2011

Просмотров:

2191

 
(Начало: 17.05.2011) 
В спорах о том, насколько хорош или плох проект Мультинского каскада, его противники и активные сторонники часто не слышат друг друга, и получается, что каждый говорит о своём, тогда как проблему энергодефицита придётся рано или поздно решать на муниципальном уровне. Инженер-гидроэнергетик В.Бахмутов соглашается, что у его оппонентов есть «весомые и значимые» аргументы против задуманного строительства. И, наверное, самым значимым следовало бы признать тот факт, что проект Мультинского каскада вынашивается ещё с конца 20-х годов прошлого века, и совсем скоро этим феерическим планам будет уже 100-летие.
 
Оппоненты, возражая нашим гидростроителям, задают вопрос: может, им не даёт спокойно спать дурная лава тех, кто поднял уровень Байкала, перегородив Ангару? И им тоже хотелось бы устроить маленький «байкальчик» для личных нужд?
 
В гидроэнергетике есть такое понятие, как «сработка берегов»: во время сезонных колебаний уровень водохранилища «гуляет» по его берегам, то обнажая их, то снова затапливая… Тувинским чабанам хорошо знакомо это явление, когда по весне приходится убегать от воды, внезапно выходящей из берегов, и даже нехитрый скарб на стоянках часто не удаётся спасти – так быстро прибывает вода. здоровье знака Зодиака водолей
 
Понятно, что предполагаемый подъём воды в Нижнем Мультинском озере на 3-4 метра (а, может, и чуть выше) не идёт ни в какое сравнение с теми колебаниями, которые свойственны водохранилищу Саяно-Шушенской ГЭС, тем более он никак несопоставим с подъёмом озера Байкал после сооружения ГЭС на Ангаре. И тем не менее «лишних площадей» вокруг Нижнего озера  нет.
 
Авторы проекта Мультинского каскада уверяют, что «строительство ГЭС окажет только локальное незначительное влияние на растительный и животный мир». Поверить в это трудно, учитывая, что плотины собрались ставить через каждые 5 километров, да и зеркало Нижнего озера в случае его «подпора» станет совсем другим. В реку, которую собрались «усмирить» наши гидростроители, впадают десятки более мелких речушек и ручьёв, и у каждого из них есть устье, вдоль которого вода также будет подниматься. Во всяком случае, каскад водохранилищ вовсе не будет таким, как на схеме – похожим на вереницу обрубков, положенных один за другим; напротив, это будет похоже на ветвистое дерево, и очертания берегов реального водохранилища могут оказаться настолько причудливыми, что одна только площадь затопления перечеркнёт все планы проектировщиков. А её, детальной прорисовки берегов всех водохранилищ, как раз и нет в проекте…
 
В наше время вовсю процветает так называемый «проектный бизнес». Взять, к примеру, злополучную «Алтайскую долину»: сперва был один проект, потом появился другой;  один был с естественным озером, а другой – с искусственным. За тот и другой проект правительство А.Бердникова платило деньги, а сколько оно платило и кому – коммерческой тайны нет. Щедрый всегда платит, пока у него есть деньги.
Схема «проектного бизнеса» проста: есть желание местной власти достичь конкретной цели – вот под эту цель и подгоняют какой-нибудь проект. А будет он жизнеспособным или его сразу же «похоронят», для разработчиков проекта не суть важно: они так же, как и адвокаты, работают по принципу «деньги – вперёд».
 
Можно ли говорить о «локальном» воздействии широкомасштабного строительства сроком на 6-7 лет с созданием настоящей промзоны длиной 25 километров и шириной от одного до двух километров? Какой будет площадь лесов, отдаваемых под уничтожение? Как уже говорилось, на Уймене тоже собирались строить ГЭС, остатки кедровников повырубали, лес вывезли – а никакой ГЭС как не было, так и нет. Мультинская группа ставит вполне резонный вопрос: а может, и в этот раз будет точно так же?
 
 
 
Лесов по берегам Нижнего озера не так много, если рассматривать их запасы с позиций лесной промышленности, но леса по берегам озера таковы, что с их исчезновением вместо Природы появится по его берегам типичная для других мест «природная среда»… 
 
 
Инженер-гидроэнергетик В.Бахмутов, конечно же, прав, когда говорит о технических достоинствах проекта. Но, кроме экологических последствий, предлагаемый проект грозит вызвать и другие последствия, нежелательные для самой энергетики. Кому собрались продавать идеологи Мультинского каскада его энергию, когда чуть восточнее намереваются строить ещё более мощные ГЭС на Чуе и реке Мажой?
 
Как и кому реализовать энергию с Мультинского каскада мощностью 34,5 МВт в летнее время, в условиях, когда по Сибири некуда девать электроэнергию? Сети захлёбываются от её переизбытка, потому что все ГЭС работают на всю катушку, и, как это известно всем специалистам, сибирские ГЭС летом работают по преимуществу вхолостую. Томская АЭС работает в половину своей мощности по той же причине – некому продавать энергию, спроса на неё нет…
 
В погоне за «дешёвой» гидроэлектроэнергией (её себестоимость по Сибири действительно не превышает сейчас 26 коп. за кВт/ч) идеологи Мультинского каскада забыли о том, что сейчас у нас на дворе, увы, не советские времена, и никакой инвестор не будет теперь вкладывать деньги себе в убыток. По самым скромным подсчётам, после окончания строительства Мультинских ГЭС киловатт-час будет стоить на них – в ценах прошлого года – около 5 (пяти) рублей. Кому в Мульте или на Маральнике нужен такой «свет»?
 
По каким ЛЭП идеологи проекта собрались перегонять энергию с Мульты за пределы Усть-Коксинского района «на продажу»? Кто будет строить мощные ЛЭП для таких целей? Не лучше ли провести модернизацию энергетики во всей республике (а разговоры о «модернизации» идут сегодня на всех уровнях) и посмотреть, сколько на самом деле нужно электроэнергии отдельно взятому Усть-Коксинскому району?
 
На сегодняшний день район потребляет в пределах 4 МВт, и сам собой возникает вопрос: а куда девать остальные 30 МВт в случае реализации головокружительных планов наших «каскадёров»? Куда девать излишки энергии в условиях, когда нет и не может быть реального рынка сбыта для 5-рублёвого киловатт-часа? Или, может быть, инвестор по договорённости с районными властями намерен отключить весь Горный Алтай от Единой энергосистемы, а всех местных жителей заставить покупать электричество только у него?
 
Это похоже на бред, если пользоваться лексиконом генерал-губернатора А.Бердникова, но в Джазаторе именно так уже и сделали: соорудили самую настоящую малую ГЭС, вложили деньги с помощью «инвестора» и теперь назначили тариф на электроэнергию – 4 руб. 26 коп. Местные жители не хотят оплачивать такой сумасшедший тариф, но другого электричества там нет, и пока что приходится с этим мириться. Они вынуждены соглашаться с тем тарифом, который назначает хозяин ГЭС. Трудно спорить с материалами, подготовленными в Мультинской группе, но это в самом деле так: никаких предпосылок для снижения тарифа в Джазаторе сегодня нет.
 
 
 
Строительство ГЭС в горных регионах, где формируются основные запасы питьевой воды, всё более губительно для человека, и приходит пора для поиска иных, более эффективных вариантов развития энергетики, кроме строительства плотинных ГЭС. А берега Нижнего Мультинского после его «подпора» будут закрыты не только для туристов – местным жителям тут тоже нечего будет делать при «сработке берегов».
 
 
 
Прав инженер В.Бахмутов, когда говорит о «полноводности» Мульты, или не совсем прав, но даже сами авторы проекта намереваются зимой получать на своём каскаде… 5 (пять) МВт. Значит, проблема «полноводности» в самом деле есть? И одно дело – данные 20-х годов прошлого века, и совсем другое – нынешние данные, которые свидетельствуют о катастрофическом отступлении ледников в том числе в районе Мультинских озёр.
 
Местные жители лучше всякого проектировщика знают о том, что в сентябре воды в реке уже практически нет. В последние годы всё чаще наблюдаются крупные наледи в русле Мульты, а причина проста: река стала чаще промерзать до дна…
 
Гидростроители потому и торопятся, что понимают: их время уходит, и надо успевать хотя бы в таких районах, где «сама природа заставляет строить ГЭС». Но в наше время приходит всё более отчётливое понимание: строительство ГЭС в горных регионах, где формируются основные запасы питьевой воды, всё более губительно для человека, и приходит пора для поиска иных, более эффективных вариантов развития энергетики, кроме строительства плотинных ГЭС. То, что считалось прогрессивным для начала ХХ века, уже не может быть таковым для начала ХХI века.
 
Кроме солнечной и ветроэнергетики есть много других путей, и отличие того подхода, который свойствен для Мультинской группы, объединяющей истинных друзей Горного Алтая по всей стране, в том и состоит, что группа предлагает реальные пути развития для Усть-Коксинского района – в том числе в области гидроэнергетики, но только без плотин. Гигантомания тем и привлекательна, что позволяет властям «осваивать» миллиардные суммы, тогда как проблемы энергетики могут быть решены гораздо менее затратными путями. Что именно предлагает Мультинская группа? У нас ещё будет время для того, чтобы поговорить об этом.
 
Материалы читает Николай ВИТОВЦЕВ. 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?