Двенадцать заключительных ударов с прицелом на 2019 год

Михаил Зотов
06.01.2014

Просмотров:

1397

«…Если даже при гораздо более благоприятной ситуации сверхдостаточного финансирования Программ из федерального бюджета полученные результаты показали очень низкую эффективность государственного управления, возложенного должностными обязанностями на наших руководителей, то, тем более, как можно на них полагаться в условиях, когда российская экономика с 2014 года будет балансировать на грани сваливания в рецессию, и федеральные бюджетные возможности существенно сократятся...» (Конец цитаты).

На снимке: туристы по пути в альплагерь Актру

ВРЕМЯ УШЕДШИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

«Если бы все прошедшее было настоящим, а настоящее
продолжало существовать наряду с будущим, кто был бы
в силах разобрать: где причины и где последствия?»

(Из cочинений Козьмы Пруткова)

(Окончание. Начало там. Продолжение здесь и тут).

10. Шпаргалка региональным политикам

Честно говоря, данный раздел статьи не входил в мои планы, но когда прочитал написанное – мне стало грустно, а, уныние, как говорят, большой грех. Настроение не подняло даже то, что в нашем споре с председателем республиканского Правительства ровно семь лет назад на раскрытую в статье тему, прав оказался не он. Причиной спора был мой прогноз - как научного руководителя и одного из соавторов действовавшей Программы социально-экономического развития республики, высказанный после годичной совместной работы в «новой команде». Прогноз содержал обоснованную точку зрения о недостаточной управленческой квалификации части лиц, приглашенных для работы в команде, и в связи с этим - высоких рисках невыполнения Правительством принятой Программы социально-экономического развития республики. Негативный прогноз, сделанный мной тогда, семь лет назад, сейчас полностью подтвердился.

И хотя тот разговор стоил мне обвинений в «предательстве», каком-то ренегатстве, неверии в успех новой команды, и, в конечном итоге, уходу из Правительства месяц спустя по скандально раздутому поводу, я нисколько не сожалею о сделанном. Но следует справедливо признать, что и душу мою эта правота (в том упомянутом споре) тоже не очень греет.
Потому, что в конечном итоге от него пострадали вовсе не участники возникшей дискуссии.

Один спокойно проработал восемь лет председателем республиканского Правительства как раз с той командой, управленческая квалификация которой и ставилась под сомнение. Другой ушел в частный консалтинговый бизнес и большую часть прошедшего времени до выхода, как говорят теперь, на заслуженный отдых – проработал с партнерами в Москве, получая неплохую денежную компенсацию, и тоже особо не бедствовал.

Как показали результаты сделанного в статье анализа, в конечном итоге пострадало дело.

Пострадала экономика республики – не получившая благоприятных условий для создания за прошедшие восемь лет 2-2,5 тысяч новых высокооплачиваемых рабочих мест.

Пострадала молодежь, получившая высшее образование, не нашедшая квалифицированной работы на малой родине и вынужденная уехать из республики. Пострадали родители уехавшей молодежи, оставшиеся без постоянного внимания с ее стороны.

Пострадали предприниматели, закрывшие из-за непринятия чиновниками необходимых мер только в первой половине прошедшего года более тысячи своих бизнесов.

Пострадала структура собственных налоговых и неналоговых доходов республиканского бюджета, уменьшившаяся за восемь лет на 4%, что составило почти полмиллиарда рублей за каждый год.

Пострадал федеральный бюджет, ежегодная трансфертная нагрузка на который за восемь лет увеличилась почти в два раза - до 10 миллиардов рублей в год.

Пострадало выполнение крупных инвестиционных проектов в связи с волюнтаристским и непрофессиональным изменением первоначальной концепции, что сделало их коммерчески неэффективными - а с данными проектами были связаны большие надежды и Правительства, и депутатского корпуса, и значительной части населения республики.

Пострадали и отодвинуты во времени многие перспективы будущего республики в результате целенаправленного построения приглашенными в руководство лицами системы вывода за ее пределы финансовых потоков, крайне необходимых республиканской экономике для участия в ее расширенном воспроизводстве.

Возникает вопрос: а кто выиграл? Кто же конечные бенефициары всех этих процессов?

И напрашивается мысль, что, вполне вероятно ими может быть та самая часть правительственной команды, недостаточная управленческая квалификация которой стала предметом упомянутого выше спора и привела в конечном итоге социально-экономическую ситуацию в республике к последнему месту в современной России, а также стоящие за ними люди и их частные интересы.

Время, как лучший арбитр в любом споре, показало, что основные задачи и макроэкономические показатели Программы социально экономического развития Республики Алтай на период 2006–2009 годов, даже при 95-процентном финансировании, не были достигнуты экономическим блоком данного состава Правительства не только за четыре планируемых года.

Даже после понижательной коррекции Программы под имевшиеся управленческие возможности руководителей, почти на 40%, они не были достигнуты и за восемь прошедших лет – а это уже безжалостный приговор полученных результатов о профнепригодности всему экономическому блоку республиканского Правительства.

Наступающий новый год будет достаточно сложным. Свидетельствует об этом, прежде всего, почти троекратное падение темпов роста ВВП в экономике России за прошедший 2013 год, с планируемых 4,5-4,8% на начало года до 1,3–1,4%, которые были достигнуты по факту на конец года. Такого падения темпов роста ВВП не предполагались даже в самых пессимистичных сценариях, рассматриваемых российским Правительством.

Прогноз роста ВВП российской экономики в 2014 году, оцениваемый в 2,5-3%, тоже особого оптимизма не внушает, т.к. к концу 2014 года его фактические показатели могут быть значительно ниже планируемых, вполне вероятно, что и вовсе отрицательные.

Для Республики Алтай, с ее 80% зависимостью от федерального бюджета и непомерно раздутой социальной сферой могут наступить без преувеличения, очень сложные времена.

Еще одним фактором, осложняющим социально-экономическую ситуацию в регионе, являются предстоящие в сентябре 2014 года выборы в региональные законодательные органы, а также всенародные выборы Главы Республики Алтай.

Независимо от того, каким образом определятся предпочтения избирателей в ходе предстоящих выборов, необходимость решения базисных вопросов, обозначенных в этой статье и не решенных в установленные сроки из-за невыполнения принятых и утвержденных соответствующими региональными законами Программ социально-экономического развития, из повестки дня сама собой не исчезнет.

Более того, и всенародно избранному будущему Главе республики, и новому составу республиканского Правительства, и вновь сформированному в 2014 году депутатскому корпусу предстоит взять на свои плечи решение проблем, не решенных уходящей командой. И завершить их в кратчайшие сроки, т.к. они закладывают фундамент республиканской экономики. А также, вполне вероятно, пожалев о времени ушедших возможностей, засучить рукава и продолжить законотворческую деятельность и социально-экономическое строительство, уже с учетом ошибок предшественников, в других, к сожалению, более сложных условиях, формируемых новыми вызовами.

Я никогда не рассматривал и не рассматриваю своего участия в региональном выборном процессе, считая себя человеком совершенно не публичным. А поэтому со спокойной совестью, в качестве рядового избирателя и человека от науки, хорошо понимающего происходящие в регионе макроэкономические процессы, попытаюсь донести будущим избранным лицам свою точку зрения на некоторые стоящие перед республиканской экономической системой, как мне кажется, наиболее неотложные задачи.

Решение этих задач помогло бы достаточно быстро устранить негативные последствия результатов «работы» дорабатывающего срок своих полномочий состава Правительства Республики Алтай, а также адекватно ответить на ряд современных вызовов времени:

1. Первоочередной задачей сформированных после окончания выборного цикла органов власти, нового состава, как мне представляется, должна стать полная аудиторская проверка соотношения объемов финансирования и уровня выполнения федеральных и региональных программ, определяющих процессы социально-экономического развития республики.

Целью такого аудита будет понимание того, на какой стадии выполнения находится каждая из подпрограмм, входящих в проверяемые программы, определение величины отклонений в их выполнении и причины, вызвавшие такое отклонение, даже при обеспечении финансированием.

2. Когда будут получены ответы о реальном состоянии с выполнением финансируемых Программ, уровне их реализации и причинах отставания программируемых показателей, необходимо будет определиться с новыми объемами требуемого финансирования для их завершения, по каждой из реализуемых подпрограмм, входящих в региональные программы.

Целью данного анализа должна стать концентрация финансовых ресурсов регионального бюджета на первоочередном финансировании региональных подпрограмм со степенью фактического выполнения 50% и более, подтвержденного результатами аудита. Финансирование подпрограмм с уровнем выполнения менее 50% целесообразно временно заморозить, возобновив их бюджетное финансирование только после выполнения подпрограмм, по которым принято положительное критериальное решение.

3. В 2012 году Российская Федерация вступила в ВТО. На переходный этап для открытия рынков продукции, в соответствии с подписанным Соглашением о вступлении, отведено семь лет. По окончании переходного этапа, т.е. в 2019 году, на внутренний рынок России, а также Республики Алтай хлынет поток дешевой продукции, в том числе и продукции сельскохозяйственного производства, что грозит обвалом рынка спроса на сельхозпродукцию, производимую в республике (такое уже произошло в экономиках Болгарии, Румынии, Венгрии, странах Прибалтики). Вклад в нашу республиканскую экономику сельскохозяйственной отрасли – основной. По состоянию на конец 2013 г. объем производства сельхозпродукции в республике составит более 9 млрд. рублей, в отрасли занято значительное количество сельского населения, составляющего более 2/3 всего населения республики. При государственной поддержке западным фермерам в 420 евро на гектар с/х угодий, что не сравнимо с нашими 600 рублями на гектар, республиканская экономика сельского хозяйства, после 2019 года, практически не имеет реальных шансов выжить, конкурируя с иностранными производителями в массовых нишах спроса на ее продукцию. Но, к счастью, в настоящее время возник новый тренд роста спроса на органические мясные продукты питания, производимые по технологии естественного выгула. По целому ряду факторов Республика Алтай может производить с/х продукцию, конкурентную по цене и качеству в данном сегменте спроса. С целью осуществления структурной перестройки данной отрасли необходимо разработать соответствующую Программу организации сельхозпроизводства органических продуктов питания. В рамках программы необходимо обеспечить внедрение новых стандартов и технологических требований, создать систему экологической сертификации производимой с/х продукции, коллективные центры ее переработки, упаковки и дистрибьюции. Данная программа должна быть завершена к 2019 году, обеспечив плавный переход и встраивание сельскохозяйственной отрасли нашей республики в жесткие условия функционирования глобального рынка. Такая программа позволит выжить сельскому хозяйству в республике, сохранить рабочие места на селе и избежать там социальных потрясений.

4. В связи с усложнившимися условиями исполнения доходной части бюджета, определяемыми ухудшением экономической ситуации в стране и увеличением расходных обязательств регионального бюджета, необходимо разработать новые критерии финансовой поддержки средствами бюджета, предпринимательской деятельности. Таким критерием, определяющим поддержку, мог бы стать коэффициент, вычисляемый как произведение размера планируемых от бизнеса налоговых поступлений на количество вновь создаваемых бизнесом рабочих мест, деленное на произведение размера доходов муниципального бюджета на численность населения, проживающего в муниципальном образовании, где реализуется поддерживаемый бизнес-проект. Только при значении данного коэффициента выше определенной величины инвестиционный проект может получить бюджетную поддержку в форме бюджетной гарантии и компенсации части процентной ставки по кредиту.

Такой подход в реализации частно-государственного партнерства обеспечил бы более эффективное расходование бюджетных средств, снизил бы риски коррупционных злоупотреблений, позволил бы избежать субъективизма при принятии решения Комиссией о государственной поддержке предпринимательства, стимулировал бы предпринимателей создавать бизнесы с существенными налоговыми отчислениями в бюджет и значительным количеством вновь создаваемых рабочих мест, а также увеличил бы скорость роста налоговых доходов бюджетной системы.

5. Целесообразно вернуться к вопросу приоритетного освоения именно гидроэнергетических ресурсов рек Горного Алтая, обладающих потенциальными запасами энергии в 60% совокупной мощности всех рек Западной Сибири. При проектировании ГЭС возможно использовать положительный международный опыт гидроэнергетического проектирования и строительства, например, Швейцарии, где выполняются самые жёсткие в мире экологические требования, при получении 90% электрической энергии за счет гидроэлектрогенерации. Для создания гидроэлектрогенерирующей инфраструктуры необходимо привлечь в первую очередь государственный капитал, т.к. это соответствует действующим федеральным нормативным актам, в отношении объектов гидроэнергетики, а в качестве механизма проведения государственных инвестиций в данную отрасль использовать ОАО «Русгидро», контрольный пакет которого принадлежит государству.

Только наличие дешевой электроэнергии, на базе гидроэнергетического потенциала рек Горного Алтая, в жёстких условиях глобальной конкуренции, станет главным инвестиционным драйвером региональной экономики, обеспечивающим ее инновационную направленность.

6. Необходимо провести полную проверку состояния всех уже реализуемых инвестиционных проектов регионального значения на предмет выполнения условий заключенных Инвестиционных соглашений, с проведением финансового моделирования для получения ответа о сроках возвратности вложенных средств регионального бюджета за счет роста налоговых платежей от поддерживаемого инвестиционного проекта. Средства бюджета восстанавливаются налогами, после окончания инвестиционной части проекта.

При получении отрицательных результатов финансового моделирования поставить перед инвестором вопрос либо о доработке концепции инвестиционного проекта и бизнес-плана с финансовой моделью до получения положительных значений его коммерческой эффективности, либо о возврате средств полученной бюджетной поддержки, что позволит восстановить неэффективно потраченные средства республиканского бюджета, а также остановить дальнейшее вложение средств регионального бюджета в коммерчески не окупаемые проекты.

7. Подготовить программу и провести финансово-экономическое моделирование принятой Стратегии социально-экономического развития региона, с глубиной моделирования 20-25 лет основных точек роста, поставив главной целью создание регионального производственно-хозяйственного комплекса, призванного обеспечить формирование бездотационного бюджета республики, в течение данного срока проектного моделирования.

Такая многовариантная «стратегическая игра» по поиску максимума налоговых и социальных эффектов позволит определить новые инвестиционные приоритеты и установить необходимые предельные объемы инвестиций на долгосрочную перспективу в предполагаемые к реализации «якорные проекты», в экономической и социальной сферах, которых на первом этапе (чтобы не распылять средства) достаточно одного или максимум двух, на все муниципальное образование.

8. Исходя из установленных финансово-экономическим моделированием долгосрочных инвестиционных приоритетов и объемов инвестиций в предполагаемые к реализации «якорные проекты», подготовить среднесрочные программы (дорожные карты) их выполнения для каждого муниципального образования, а также бизнес-планы и финансовые модели по каждому из приоритетных инвестиционных проектов, с определениемконкретных источников частного и государственного инвестирования, ответственных за их реализацию должностных лиц и четко выраженной формы этой ответственности, предельными сроками реализации, а также расчетом ожидаемых социальных и бюджетных эффектов от их выполнения.

9. Определившись при формировании среднесрочных муниципальных программ с профилем требуемых специальностей и необходимым количеством специалистов для осуществления каждого приоритетного инвестиционного проекта муниципального уровня, сформировать региональную программу их подготовки, а также репатриации в республику части требуемых специалистов, предпочтительно из молодежи, ранее ее покинувшей в поисках работы, с созданием условий предоставления квалифицированных высокооплачиваемых рабочих мест и облегченной возможностью получения ипотечного кредита в банке, под строительство или приобретение жилья на вторичном рынке.

Оперативное обеспечение кадрами специалистов реализации приоритетных инвестиционных проектов муниципального уровня позволит решить проблему создания значительного количества новых рабочих мест, проблему увеличения доходной части бюджетной системы, проблему вовлечения в оборот ресурсного потенциала региона и поможет импортировать технологии наиболее эффективного управления производством, накопленные в других странах и российских регионах.

10. На основании Закона РФ «О зонах территориального развития в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ» № 392-ФЗ от 03.12.11 г. и соответствующего Постановления Правительства РФ от 10.04.13 г. организовать на территории Республики Алтай зону опережающего территориального развития (ЗТР), при создании которой включить районы с существующими рисками социальной нестабильности – это Кош-Агачский, Усть-Канский, Шебалинский, Онгудайский и Усть-Коксинский.

Повышение деловой активности в данных районах ликвидирует экономические основы дестабилизации, позволит создать дополнительные рабочие места, в первую очередь среди молодежи, и снизит риски возможностей ее вовлечения в любые деструктивные процессы.

11. Региональному Правительству целесообразно проработать с Министерством финансов РФ взаимоприемлемые условия и заключить договор о долгосрочном налоговом кредите. В рамках которого налоговые доходы, выпадающие за счет предоставления льгот резидентам ЗТР в период действия преференций, будут учитываться при погашении впоследствии налогового кредита путем зачета налоговых поступлений от деятельности на территории ЗТР вновь создаваемых инвесторами объектов хозяйственного комплекса и налогообложения.

Заключение такого договора позволит поднять инвестиционную активность в регионе за счет предоставления федеральных и региональных преференций бизнесу и вызовет движение финансового и инвестиционного капитала на территорию Республики Алтай.

12. Выстроить механизмы контроля и персональной ответственности должностных лиц нового республиканского Правительства за достижение основных запланированных Программами показателей социально-экономического развития республики, утвержденных соответствующими региональными законами. А также сформировать процедуры общественного контроля за выполнением Программ и всех крупных региональных инвестиционных проектов, осуществляемых в рамках частно-государственного партнерства (можно на основе регионального представительства ОНФ).

Реализация программ социально-экономического развития региона в запланированных объемах и в установленные сроки позволит снизить уровень дотационности республики, повысить социальный уровень жизни населения, обеспечить конкурентоспособность ее экономики, увеличить уровень занятости и вернуть доверие к действующей власти, утраченное в результате полученных негативных результатов работы.

На снимке: в Урлу-Аспаке, по дороге на туркомплекс «Алтай RESORT»…

Понятно, что обозначенные выше двенадцать, с моей точки зрения, основных стабилизирующих приоритетов в социально-экономическом развитии Республики Алтай потребуют более детального развертывания при подготовке на их основе комплекса различных программ регионального уровня. А также высокого напряжения и концентрации усилий как органов сформированной в результате выборов новой республиканской власти и административного управления, так и всего населения для достижения поставленных в них целей.

Возникает вопрос: а возможно ли вообще изменить падающие тенденции показателей социально-экономического развития Республики Алтай рассмотренные в данной статье, обеспечив выполнение двенадцати перечисленных приоритетных задач?

С высокой степенью уверенности могу дать положительный ответ и сказать: «Да, будет очень сложно, и напряженность в работе всех уровней власти для достижения поставленной цели должна возрасти кратно, но при решении задач, обозначенных до 2019 года, Республика Алтай не только уйдет с сегодняшнего позорного последнего места в федеральном «Рейтинге социально-экономического положения субъектов РФ», но поднимется и займет свою строчку в «золотой середине» рейтингуемых регионов России».

Если же спросить, справится ли действующий сегодня персональный состав экономического блока республиканского Правительства с новыми вызовами времени, изложенными в перечисленных выше двенадцати стоящих приоритетных задачах? - с такой же степенью уверенности, как и в ответе на предыдущий вопрос, могу сказать: «Нет».

Чтобы не было обид со стороны бывших коллег, постараюсь пояснить данную точку зрения, как мне кажется, вовсе не высосанную из пальца. Именно практические результаты восьмилетней работы, главным итогом которых стало последнее место в социально-экономическом положении среди всех субъектов Российской Федерации, а также материалы развернутого анализа, представленного в этой статье, не позволяют сказать, что их профессиональные и личностные качества достаточны для выполнения задач, сформулированных совершенно новой ситуацией и временем. Если даже при гораздо более благоприятной ситуации сверхдостаточного финансирования Программ из федерального бюджета полученные результаты показали очень низкую эффективность государственного управления, возложенного должностными обязанностями на наших руководителей, то, тем более, как можно на них полагаться в условиях, когда российская экономика с 2014 года будет балансировать на грани сваливания в рецессию, и федеральные бюджетные возможности существенно сократятся...

Мне кажется, что эксперименты такого рода в сфере управления в развивающихся новых неблагоприятных условиях, очень опасны, и в первую очередь они опасны рисками резкого роста социального напряжения, которое может привести к обострению национальных и религиозных вопросов. Тем более, что система «новых» теоретических, исторических и идеологических основ радикализации для Южной Сибири уже сформулирована, систематизирована, облечена в печатную форму и размещена на соответствующих сайтах.

Уверен, что реализация обозначенных приоритетных задач позволит значительно продвинуться в достижении цели самодостаточности региональной экономики, повышения уровня занятости и роста благосостояния всего населения Республики Алтай.

22.12.2013 г.

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?