Дни курултая – время прощения

Акай Кине
04.05.2012

Просмотров:

2759

Акай Кине призывает всех выйти на путь единения и согласия




Я хоть и живу, живым себя не считаю. Не знаю, от досады ли на людей, от недовольства ли собой, а может, и по какой иной причине. Внешне жив, внутри все мертво. Сержусь, но не испытываю гнева. Смеюсь, но не могу радоваться. Слова, произносимые мной, и смех кажутся мне не моими. Все чужое.

В молодые годы и не помышлял о том, что можно оставить свой народ, любил казахов всей душой, верил в них. Когда же довелось узнать людей, когда постепенно угасла моя надежда, обнаружил: нет уже той силы, которая позволила бы покинуть родные края, породниться с чужими. Поэтому в груди у меня сейчас — пустота. А вообще думаю: может, оно и к лучшему? Умирая, не буду страдать: «Увы, не привелось изведать еще такой-то радости!..» Не терзаясь сожалениями о земном, утешусь надеждой на предстоящее.

АБАЙ, слово 9

 


…И снова та же картина: как в фильме «День сурка». Здание городского ДК, толпа народа, все знакомые, здороваемся с тихим смирением в глазах, но холодная сдержанность не дает быть открытыми друг другу. Тихо перемещаемся в толпе, каждый со своими комплексами. А ведь совсем недавно (вспоминаю ту же площадь перед ДК) были похороны Валерия Ивановича Чаптынова, и такая же толпа людей, когда все были в большой скорби, и все проявляли сострадание, сочувствие, понимание. Никогда не забуду теплое отношение друг другу, всегда буду помнить, как руки тянулись не механистически, но с биением единого пульса крови, все были единой семьей - той семьей, которая называлась алтайский народ и которая потеряла тогда одного из лучших своих сыновей.

Или когда уходил большой души человек, ак-санаа Борис Укачин…

Среди нас не было ярко выраженных ни по местническому, ни даже по родовому признаку, тем более по диалекту – мы были едины до недавнего времени. Ведь только-только посеяны были зёрна раздора и разделения. Проявлялись так называемые «усть-канцы» и «онгудайцы», которые были в жёсткой оппозиции к Чаптынову, и только ещё набирало обороты сомнительное с самого начала движение цзай-сянства по родовому признаку, были посланы в Бурятию молодые ребята с чистой незапятнанной душой алтайца, чтобы вывести нас из беспробудного пьянства – от руководства до юношества.

Тогда ещё не было курултая алтайского народа в чисто политических целях, а только был курултай алтайской молодежи, цель у которой была проста – развивать забытые традиции и мировоззрение алтайского народа, именно алтайского, потому что страна устала от всего «интернационального», безродного и чужого. Не зря говорили наши предки: «Болиненин Бору jиир». Мы помним много слов, оставленных нашими предками. И забываем, что были времена, когда слово звало к действию, а теперь у нас, увы, иные времена – и слово стало только развлечением.

…И вот, несмотря на предупреждение наших предков, мы снова стоим у края могилы нашего родственника по крови, и это символично до застарелой боли, до смертельного ужаса… Пришло время понять, что мы стоим не только у края могилы Эркея – простого еловского парня, безотцовщины, которого взяло на поруки всё Ело, в последующем молодёжного лидера, банкира и видного политического деятеля, будущего Главы Республики Алтай – но мы стоим уже у самого края могилы всего алтайского народа. Озорис бе олорис бе? Этот вопрос стоит перед многими нами, мы прекрасно понимаем это, но стараемся обмануть себя и закрыть глаза и уши на реальную действительность. И с уходом очередного алтайского лидера мы всё дальше отходим, отдаляемся друг от друга.

С каких-то пор стало нормой, что нас, алтайцев, собирает только смерть, провожание в последний путь… Мы начинаем привыкать к тому, что все заслуги и почести воздаются человеку после его ухода, и вместо того, чтобы поклоняться Жизни, мы сами того не ведая насаждаем культ смерти. Мы как бы стыдимся того, чтобы признавать самых достойных, пока они рядом с нами. Так, может, пришла пора задуматься крепко и, может, пришло для нас время остановить и окончательно прервать печальную традицию раз и навсегда? Чем же мы прогневили Алтай Кудая, какой грех мы совершили? Я думаю, что это грех высокомерия и амбиций, ревности и зависти. Каждый алтаец –  это теперь такое большое «Я»... И через эту гору никому не удаётся перейти, не удаётся переступить через свою гордыню. И снова приходится думать о том, что из-за этой гордыни мы в вечном Тургаке – в состоянии пустого безвременья и обездвиженности телами, мыслями, мечтами.

Каждый алтаец прекрасно знает, что такое Тургак. Мы все в ожидании «Белого Царя» Ойрот Хаана – спасителя и чудотворца. Но никто не бросит нам верёвочку с небес и не вытянет насильно в заветный рай. Пора бы опомниться, карындаштар, и сказать друг другу, что мы давно живём в земном раю, даже не осознавая этого. На наших глазах рай по кусочкам растаскивают и обгаживают, а мы хлопаем ресницами и как те петухи распускаем друг перед другом перья… А люди приходят со стороны, смотрят на нас и смеются.

Я понимаю, каждый может спросить: если ты такой смелый, то подскажи, как выйти из этого Тургака. Да, я знаю, как выйти из нынешней пустоты и как избавиться от того страха, который парализовал нас. И поэтому в очередной раз прошу у всех прощения, прошу покаяния перед всеми, кого я когда-либо обидел, просто обозвал, изобличил. Без этого нет у меня никаких надежд на то, чтобы видеть снова хотя бы в день похорон это чувство теплоты в руках, во взглядах и чувствовать биение наших сердец в едином порыве. Как мы дошли до такого края, когда чувствуем себя единым народом только перед лицом смерти? Вот вопрос, с которого может начаться наше преображение.

…После долгих лет поисков и размышлений прихожу к тому, что только путь взаимного прощения может снова объединить когда-то рассорившихся братьев, переругавшихся друзей и наш разделившийся народ. Так научимся же прощать друг другу ошибки, заблуждения, соблазны. В дни курултая – лучшее время для такого прощения у всех на виду, когда каждый алтаец должен вспомнить о своем долге, и никто больше не вправе стоять в стороне с издевательской оценкой «вы там», потому что наше время уходит.

Приходит иное время, в котором поиски личной свободы, поиски собственного большого «Я» оборачиваются бедами для всего народа. Приходит время, когда каждый член нашей большой семьи должен прежде всего спросить с себя, сравнить, как живёт он сам и как живут все остальные. Спросить у себя: хочу ли я, чтобы мои дети, мой род и весь мой народ жил счастливо и богато, чтобы у каждого дом был полная чаша, а с лиц наших не сходили приветственные улыбки, и чтобы мы снова могли достойно встретить гостей и проводить их с почестями? Почему мы стали жить замкнуто и обособленно? Это другой вопрос, от которого может начаться путь к нашему преображению.

Все алтайцы: живущие на самых отдалённых стоянках, в родовом логу, в деревне, в районных центрах и в столице родной республики – все мы равны по старым законам и традициям. И только истинный хозяин своей родной земли, кровь и плоть Хан Алтая, сын своего отца и своего народа не сможет дальше оставаться равнодушным, объясняя своё бездействие: «Меня не касается, чего вы там натворите, я сам по себе». Находясь на краю гибели, мы не можем и не имеем права так жить.

Перед курултаем алтайского народа я вижу одно: политика – для единиц, которые хотели бы идти во власть по нашим головам, а у нас –  совсем другие заботы. Надо понять, что сегодня от каждого из нас зависит, какое будущее уготовано нашим детям и нашей Сокровенной земле, нашей родине. Если мы так же будем «сам с усам», то и нам предстоит всё та же, самая худшая судьба исчезающих народов. Но если большинство все-таки решится на то, чтобы перешагнуть через собственное огромное «Я», и если оно извинится перед всем Алтаем и всеми алтайцами, и если сможет пойти на компромисс, объединение и согласие, то нам предначертана другая судьба, судьба светлого и процветающего народа – Хранителей Сокровенного и Священного Алтая.

Каким будет наш курултай? Приглашаю к серьёзному и конструктивному разговору на любой площадке и любой территории всех здравых сынов Алтая. Еще раз повторю, что публично прошу извинений перед всеми и прощаю всех моих оппонентов и прячу своё «Я» как можно дальше, будучи готов оставаться «вечно вторым» или последним, только бы помочь моему народу выйти на путь единения и согласия. Желаю, чтобы очередной курултай алтайского народа был Курултаем прощения и извинения, Курултаем единения нашего Великого Алтайского Эля. И пусть слова наших предков «Салым jаныс, санаа jаныс, бычуу jаныс» не будут просто словами, а пробудят в сердце каждого из нас великие чувства любви и уважения к предкам, к Алтаю и детям нашим.

С уважением и любовью Акай КИНЕ.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?