Будущее всегда оказывается другим

Николай ВИТОВЦЕВ
08.12.2017

Просмотров:

351



Перед открытием V Общероссийского гражданского форума (ОГФ) в конце ноября в Москве его организаторы назвали главной его темой будущее страны. Нам нужны решительные перемены — за это высказались 82% опрошенных из числа участников Форума, и только 11% выразили мнение, по которому нынешняя власть имеет программу действий, нацеленную на лучшее будущее страны. Опрос проводили специалисты «Левада-Центра» при участии Комитета гражданских инициатив.

Что же тормозит развитие России? Главной причиной участники опроса назвали коррупцию — 60%, при этом еще 31% высказывает мнение, что этому препятствует опять-таки работа властей, не имеющих ясной и четкой программы действий. «Будущее России: Федерация, регионы, города» — так была обозначена тема первой дискуссии с участием лидера ОГФ Алексея Кудрина.

Незадолго до форума в Москве появился агитпоезд, запущенный властями в столичном метрополитене. «Россия, устремленная в будущее» — нынешний лозунг машинистов. Но, по иронии судьбы, как успел заметить ведущий А.Архангельский перед открытием дискуссии, этому агитпоезду приходится колесить изо дня в день по кольцевой линии метро.

Опыт строительства, нацеленного на светлое будущее, у нас уже есть. Призывы жертвовать всем, что мы имеем сейчас, ради каких-то призрачных перспектив, больше не увлекают наших сограждан. Говоря об этом, Алексей Кудрин обозначил главные вызовы, с которыми нашей стране пришлось столкнуться в последние годы. У нас третий год подряд падает уровень жизни — соответственно, бедность и нищета растут. Видеть дальнейший рост социального неравенства при таком уровне ВВП, по словам Алексея Кудрина, для действующей власти позорно. Для того, чтобы избежать возможных социальных потрясений, власти должны в срочном порядке разработать программу действий, которая помогла бы сократить уровень бедности в стране на 25-33 процента.

Второй вызов — в технологическом отставании нашей страны, когда мы видим, как прорывные технологии, которые рождаются в том числе у нас, проходят мимо поля зрения самодостаточной власти. В ближайшие десять лет мир преобразится, предупреждает А.Кудрин, на улицах больших городов появятся беспилотные автомобили, появятся благодаря достижениям генетиков первые бессмертные люди, за полной ненадобностью 13% нынешних профессий канет в небытие… Готовы ли мы к такому будущему? Да, у нас есть достижения в сфере освоения космоса, мы изобрели атомную и водородную бомбу — но всё это в прошлом, и, кроме того, военная мощь больше не считается отличительным признаком высокоразвитого государства.

Международная изоляция — вот третий вызов, с которым мы столкнулись в начале XXI века, и надо честно признать, считает А.Кудрин, что мы сами отгораживаемся от внешнего мира, наблюдая, как другие страны объединяются, в том числе для решения проблем, связанных с повышением качества жизни. Если мы будем и дальше испытывать страх перед неизбежными переменами, прогнозирует лидер ОГФ, то весь цивилизованный мир привыкнет к тому, что жить можно и без России.


ГОСУДАРСТВО освобождается от ответственности перед своими гражданами — именно эта мысль проходила красной нитью через выступление Ларисы Зельковой, президента Благотворительного фонда В.Потанина. Только сейчас, в 2017 году, в Норильск пришел интернет, и произошло это вовсе не благодаря государству, а усилиям «Норникеля», который протащил через тундру каналы новейшей связи. Как привлечь будущих жителей города? Только повышением качества жизни, рассудили активисты из Агентства развития Норильска, перенимая опыт коллег из «Северстали» (Череповец). Будущий человек — наша цель, провозгласила с трибуны форума Л.Зелькова. Для того, чтобы сделать работу в заполярном городе привлекательной, группа единомышленников предложила искать ответ вместе, и пока это получается.

Ведущий А.Архангельский подытожил ее выступление: во-первых, как ему показалось, наше государство осуществляет свои функции выборочно; если нам самим приходится думать о своем спасении, то получается, что мы сейчас в положении утопающих; но в случае, если мы выплывем, неизбежно появится вопрос: а зачем нам такое государство? В ответ Л.Зелькова рассказала об опыте наших родителей, в которых предыдущая партия власти воспитала некий «синдром отложенного времени». Жить хорошо здесь и сейчас считалось чем-то неприличным. Человека, устремленного в будущее, коммунисты считали идеалом. Но если задуматься, далеко ли мы ушли от этого?

Мы слишком долго верили в то, что качество нашей жизни может зависеть от каких-то «специалистов». И, казалось бы, грант по такой тематике должна была выиграть, к примеру, станция юных техников, где много специалистов в области программирования. А вот и нет, удивила Л.Зелькова участников форума, этот грант выиграли работницы городской библиотеки. И, заканчивая свое выступление, она призвала гражданских активистов: если недовольны чем-то, не надо ждать; надо действовать.

Продолжая тему современных вызовов, создатель фонда «Алмаз Кэпитал Партнерс» Александр Галицкий выразил свою убежденность в том, что все мы (а власти в первую очередь) должны заглядывать далеко. Да, конечно, российская бензоколонка работает пока еще исправно. Но мы должны видеть, как во всем мире стремительно развивается экономика сервисов. Футуристы предрекают, что возобновляемая энергетика будет бесплатной — а мы никак не желаем слезать с углеводородной иглы. Владеть автомобилем в скором времени станет бессмысленно — а нынешнюю молодежь загоняют в рабство грабительскими автокредитами.

В Индии роботы уже заменяют программистов, потому что роботы справляются лучше с новыми задачами. У человека появляется масса свободного времени, а это такое богатство… Подсчитано, что человек в среднем имеет 15 тысяч рабочих дней в своей жизни, и только 10% рабочего времени он использует эффективно. Так, может быть, проблема Норильска (вслух рассуждал А.Галицкий) в том, что у Потанина пока еще нет роботов?


ИНТЕРНЕТ, который пришел в Норильск, может оказаться там совершенно второстепенным. Эта парадоксальная мысль, которую высказал следующий участник дискуссии, директор по маркетингу сервисов «Яндекса» Андрей Себрант, заставила многих насторожиться. В самом деле, считается, что без «всемирной паутины» жизнь на Земле дальше уже невозможна. Но было время, на электричество смотрели примерно так же: им любовались, выражали перед ним свое восхищение и т.д. А разве сейчас кто-нибудь чувствует свою каждодневную зависимость от электричества? Вовсе нет, мы его замечаем разве что при веерных отключениях.

Интернету осталось недолго быть предметом поклонения, даже сейчас для школьников сеть Вконтакте уже не интернет, это для них что-то вроде телефона. «Будущее всегда оказывается другим», - сказал А.Себрант. И вряд ли нужно тревожиться по поводу того, что через 10-15 лет многие профессии отомрут — их место займут другие профессии. Мы много говорим сегодня о «сфере информационных технологий», с трудом представляя себе, что же это такое. Но именно в этой сфере зарождаются будущие профессии.



Быстро меняться в зависимости от новых жизненных обстоятельств, каждый раз переучиваться, чтобы обрести новую профессию, и по сути каждому из нас придётся прожить не одну, а несколько жизней. Да, это трудно, соглашается А.Себрант, но иного выбора у нас нет, и будущее — только за теми, кто готов каждый раз к новым переменам. Время узких специалистов проходит, работницы норильской библиотеки уже подают пример всем нам. «Может быть, театральный кружок будет лучше учить общению с компьютером, - размышлял А.Себрант, сидя в президиуме, - чем привычный пока еще язык программирования». Он уверен, во всяком случае, что главные вещи в жизни человека начнут происходить вне школы, колледжа или института.

Только не дай Бог, чтобы в школу пришли попы, ламы или муфтии. Архаизация, которая стала проявляться в последние годы, заметил театральный режиссёр Константин Богомолов, выглядит как болезненная судорога нашего общества, во всяком богоискательстве скрыто на самом деле сопротивление всему новому. Он работал совсем недавно в театре Польши и видел, как молодёжь голосует там за ультра-правых, против немцев и русских, против иммигрантов, за великую Речь Посполиту. В школу у наших соседей пришел костёл, и К.Богомолов собственными глазами видел, как в школьных дворах пылали костры из «вредных книг». По благословению инквизиторов XXI века.

Но есть и другие соседи. Китай впитывает сейчас всё, любую эстетику и любые технологии. Полковник китайской армии получает Нобелевскую премию по литературе. В Китае не боятся нынешних перемен, и там наравне с научно-технической революцией идет постепенный и, по всей видимости, необратимый процесс десакрализации культуры. И это нормально в век интернета, когда все пишут для всех, и больше нет деления на «творцов» и «толпу». Книга перестаёт быть священной, и вопрос к мастерам культуры («с кем вы?») уже неуместен.


ГОСУДАРСТВО пытается что-то регулировать — а в итоге от действий наших регулировщиков медицинские стартапы, к примеру, уже бегут на Запад. Потому что они, видите ли, «противозаконны» — а там, на Западе, охотно принимают наших разработчиков. Продавать лопаты привычнее, иронизировал по этому поводу А.Себрант. Чиновники от образования не хотят даже слышать о так называемом «машинном обучении». Для наших государственников гораздо ближе и понятнее люди из училищ, из институтов. Но в наше время работать по инструкции — это прямой и верный путь в безработные, предупреждает А.Себрант.

Мы настолько уже зарегулированы, что нашему послушному большинству уже нравится стоять на месте. Потому что любое действие потенциально наказуемо. У нас 2 миллиона разных проверок в год, привел пример А.Кудрин во время дискуссии, и только 1% из этих проверок показывает: да, риск в этих действиях был, а еще 8% показывают, что какие-то риски могли бы быть. А кто из проверяющих ответит за остальной процент бессмысленных проверок?

Нам нужно менять систему власти, в срочном порядке. В подтверждение такого вывода А.Кудрин снова говорил о качестве нашей жизни. В России катастрофический уровень смертности среди трудоспособного населения, мы находимся где-то на уровне Конго, под бодрые рассуждения о нынешней «державности».

Китай вырвался в число лидеров благодаря государственной политике в области образования. На рубеже XX-XXI вв. на Запад ехали учиться в среднем 100 тысяч китайских студентов каждый год, из них примерно 80% оставались работать за рубежом. Сейчас едут по 500 тысяч студентов — и, наоборот, до 80 процентов возвращаются домой, где их ждёт престижная работа. А у нас? Где обещанные пять лет назад 25 млн новых рабочих мест в сфере высоких технологий?

Во всем мире расширяется обмен знаниями, университеты развивают обмен студентами — а мы бежим от всего этого. Куда и зачем? Вопрос, поставленный лидером ОГФ, так или иначе обсуждали все участники дискуссии.

Наша власть упорно не замечает феномен «сложного человека», совершенно типичный для нашего времени. И в этом смысле, продолжил далее К.Богомолов, нынешняя архаизация (будь то попытки возвеличивания Ивана Грозного или что-то подобное) отражает всего лишь страх перед сложностью. Вместо любопытства мы видим стремление навязать простые решения. В этом месте ведущий А.Архангельский развил тему, вспомнив пример из недавнего выступления правозащитника М.Федотова. Мы даже в приобретении импортного спортинвентаря не перестаём удивлять западных поставщиков. Закупили, к примеру, не так давно 400 тысяч бейсбольных бит. Но почему с нашей стороны были заказаны только 20 тысяч перчаток для игры в бейсбол? Этого на Западе не понимают.

Система подавления рассчитывает на самовоспроизводство. Но если у нас будут и дальше производить по 2 миллиона проверок в год, и если будут требовать отчет по каждому рублю, откуда тогда возьмутся предприниматели? Александр Галицкий бывал в США 156 раз, типичный «иностранный агент». По его подсчетам, у нас на каждую тысячу человек приходятся 4 предпринимателя, а в США — 71. В 90-х годах картина у нас была гораздо благоприятнее, но сейчас наше бизнес-сообщество развивается большей частью за рубежом. Вернее, оно развивает экономику зарубежных стран, в том числе экономику США. Это и есть конечный результат нынешнего «воспитания».


А МОЖЕТ ЛИ  искусство моделировать будущее? На этот неожиданный вопрос, поступивший из зала, К.Богомолов ответил: нет, конечно. Каждый человек сам моделирует свое будущее. А что касается искусства, то главный критерий всегда один: интересно то, что нам предлагается, или нет. Вот и всё. Кому отвечать за будущее — искусству или политическим партиям? Нет, нам нужно самим отвечать за свое будущее. Отвечать за себя, делать свое дело и не искать оправданий собственному бездействию.

Другой вопрос получил А.Себрант: о каких роботах можно говорить, когда мы скатываемся сейчас в Средневековье? Да, ему известны такие настроения: и интернет движется, дескать, не туда; и технологии ничего не дают… Но при этом — феерический взрыв онлайн-образования. Люди начинают понимать, что «красный диплом» в большинстве случаев ничего из себя не представляет. Что ты умеешь делать? Вот главный вопрос нашего времени. Кому настоящее образование действительно нужно, тот и учится. Проблема только в мотивации.

Мир, в котором мы живем, в самом деле разный. Одни люди меняются — и это помогает им стремительно уходить вперед. А другим удобнее считать, что вокруг них Средневековье. Что ж, пусть они там и остаются, в своем «средневековье».

Не надо думать, что такие проблемы характерны только для России. Александр Галицкий справедливо заметил, что Европа тоже пыталась «запрещать» — те же автомобили, которые могут двигаться на автопилоте. Итог: все изобретатели разбежались по другим странам. Чем сейчас лучше всего заниматься в России? Он на какое-то время задумался: «Не знаю, может, рыбу выращивать для всего мира?» Во всяком случае, с другим его утверждением — после Microsoft изобретать операционные системы как-то сложновато — зал, кажется, был согласен.

Еще один вопрос, для Алексея Кудрина: будет ли для России новая «зеленая экономика» драйвером дальнейшего развития? Он ответил: у нас всё еще много упований на государство. Но если нас действительно беспокоит будущее страны, то ее спасение — только в гражданской активности населения. Никто не сможет принудить нас к той или иной модели экономики, пока не появятся реальные гражданские инициативы. Жаль, конечно, но в нынешней российской экономике нет настроя на изменения. «Его надо формировать, - сказал Алексей Кудрин, - этим я и занимаюсь».

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?