3. В круговороте времени

Владимир Торбоков
19.03.2013

Просмотров:

1207


(Начало здесь)

Теперь я волен говорить всё, что сочту нужным. Причём без показного пафоса и условностей. Забывая об этом, многие стараются действовать по старинке. Стоит мне о чём-либо написать, как безликие комментаторы начинают верещать: не зря пишет, знать, опять хочет во власть попасть…

Ничего более путного им на ум не приходит. Явно обеспокоенные моей дальнейшей судьбой, они никак не могут понять простую истину: чтобы подняться повыше по служебной лестнице, лучше ни слова не писать. Ни о ком и ни о чём!

Только заикнусь о чём-либо весьма далёком от политики – о последнем школьном звонке, уроках алтайского, видеокамерах на дорогах – они тут как тут. Сразу известят всех: а знаете ли вы, что автора уволили из правительства за антисемитизм? Пожалуйста, перейдите по этой ссылке и полюбуйтесь... Вот он, злодей!

Прочитав мою маленькую заметку, читатели заодно узнают много волнующего об авторе, имя и деяния которого должны быть непременно преданы анафеме. На днях даже в короткую информационную хронику о награждении сумели втиснуть строки о том, что я уволился после сказанного мною «Фрадков – еврей». А разве не похож? Если его нарядить в халат с узором «бараньи рога», надеть лисью шапку и дать в руку плётку, все равно как был он евреем, таким и останется.

Евреи нынче не гонимые по миру изгои. С ними считаются везде. Они, можно сказать, уважать себя заставили. Раньше евреи скрывали свою национальность, это могло стать препятствием для поступления на учебу или работу. Теперь же многие непременно подчеркнут своё родство с этим народом. Считается, это откроет им путь к славе и на все телеэкраны.

У нас в республике стараются вспомнить, кто из родичей уехал и устроился на благодатной земле – не съездить ли к ним в гости?

Недавно несколько дней подряд спозаранку со словами «шолом, јакшылар!» приветствовала нас по радио заведующая туберкулезным диспансером Е.Сабашкина. Она проходила стажировку в Израиле и с упоением рассказывала о красотах земли обетованной. Там, словно в алтайской сказке, и зимой и летом всё кругом цветёт и благоухает! Да и как не цвести, если к каждому кустику поведена трубочка с водою. У нас за больными так не ухаживают... Про свою работу она упомянула лишь вскользь, во всём Израиле она не нашла ни одной туберкулезной больницы. В этой стране туберкулеза в помине нет. Болезни, имеющие социальные корни, там побеждены давно. Флюорографию делают в аэропорту, да и то только чужеземцам при въезде в страну…

К слову сказать, само награждение за безупречную службу говорит о том, что не было нареканий в мой адрес за долгие годы. Тем более, скандалов с увольнениями. Выходцы из правоохранительных органов в этом вопросе люди дотошные.

Кому ПОВЕЗЛО, стараются удержаться на должностях как можно дольше или остаться там насовсем. С годами чувство долга перед своим народом притупляется. У кого-то оно теряется вовсе. Уделом становится преследование перспективных земляков, чтобы не осталось претендентов на ими приватизированные места. В итоге управленческие кадры с каждым разом мельчают, и их приходиться завозить извне.

Пишу об этом и о многом другом, как могу. Коль не по нраву, лучше не читайте. А то процитируют статью с начала до конца, потом заявляют: я не буду читать эту писанину и другим не советую. Мои неказистые творения почему-то стали нравиться Л.Кыпчаковой и А.Палкину, А.Куюкову и М.Лепётову и ещё многим другим. Для них я стараюсь, не ради славы. Время скоротечно, надо успевать фиксировать его мгновения.

Есть люди, всю жизнь проработавшие на высоких должностях, но они не владеют словом публициста или просто скромны по своей натуре. Изредка на склоне лет кто-то напишет свои воспоминания. Это очень интересно, но большая часть их героев уже в мире ином. Особенно прискорбно, когда запоздало напомнят о неприглядном – некому ответить. Есть и немало бойко пишущих журналистов. Но они власть изнутри не ведают. Иные смело нападают на самого главного в республике. Как в крыловской басне: слон и не заметит, а шавка прославится.

Мне же судьба приготовила юдоль, полную событий, связанных со становлением нашей республики. Мне приходилось быть на юру, но нигде, по большому счёту, не сделал ничего постыдного. Была наивность, мол, надо всё делать для общего блага, не думая о себе. В мысли не приходило, что потом будут тебя высмеивать и показывать пальцем. Тем не менее, когда напоминают о моей отставке с поста вице-премьера, у меня нет досады или сожаления. Наоборот, меня переполняет чувство гордости за свой поступок. Мне неловко об этом говорить, но так оно и есть.

Сам никогда не стремился во власть. В правительство М.Лапшина настойчиво приглашали, даже после того как я отказался. Сложилась ситуация, когда правительство республики было полностью оголено. Сменить правительство на все сто было предвыборным обещанием М.Лапшина, когда он шёл на главу.
В день назначения я не стал заходить в кабинет, а с приемной позвонил своему предшественнику Ю.Антарадонову домой. Он не заставил себя ждать, и когда пришел, я попросил его ввести в его кабинет, что он и сделал. Меня поразило, что внутри было совсем пусто – ни одной бумажки не осталось. Я извинился перед Юрием Васильевичем: видит Бог, сам я не напрашивался на это место. Поблагодарил его за долгую службу и попросил совета, как мне работать. Он ничего не сказал, кроме того, что зря согласился на такую работу. От предложения помочь с дальнейшей работой он отказался, сказав, что вопрос уже решён, и ушёл.

Конечно, когда меня меняли, никто со мною не думал советоваться. Но я о своем поступке не жалею. Случись подобное позже, я поступил бы точно так же. В своё время на пост руководителя ГТРК «Горный Алтай» я заступил после Б.Алушкина. Когда страсти с обновлением немного улеглись, пригласил его на чашку чая. Посидели, поговорили. Подписали небольшой договор на консультацию. Он больше моего пожил и лучше меня знает жизнь. То, что мы политические противники, не должно касаться повседневной работы.

При полемике на политические темы критикую, невзирая на лица. Но это вовсе не означает, что я хочу кого-то обидеть или оскорбить как личность. В жизни можно быть замечательным поэтом и певцом, любимым мужем и отцом, и – никчемным политиком. Такое бывает, и весьма часто. От такого политика страдают все, только не он сам и не его окружение.



Прошло изрядное время со дня моего обращения через Горно-Алтайск.Ru к газете «Листок». Нельзя сказать, что в «Листке» не прочли мою статью. Они даже поместили её у себя на сайте. Снабдили старым портретом и без зазрения совести поменяли заголовок: я якобы жалуюсь на «Листок». С чего они взяли, что я жалуюсь на них?

Я обращался к «Листку» с единственной просьбой: пусть обличитель моих публикаций о первых шагах алтайского телевидения откроет своё личико и приведёт свои доводы. Я отвечу на все обвинения. В общем, я уповал на совесть работников редакции, а её как раз и не оказалось на месте.

Ту клеветническую статью предлагал напечатать на страницах «P.S.» один человек, очень похожий на директора ГТРК «Горный Алтай». Там отказали, и статья вскоре появилась в «Листке».

Нет, это не та самая Татьяна! Под пытками не заставите её написать нечто подобное обо мне. Ведь в карьере всего она добилась при моей поддержке. Будучи председателем комитета по науке, образованию, культуре и СМИ первого республиканского парламента, я помог ей поступить на учебу, включив в число целевиков. Об этом она очень убедительно просила. После учебы больше года ходила безработная. Как только я возглавил телерадиокомпанию, первая пришла проситься. Принял помощником режиссёра. Попав в правительство, взял в комитет по информационной политике с заверением, что буду помогать молодому руководителю. Уговорил головное предприятие в Москве под свою гарантию поставить её директором ГТРК «Горный Алтай».

– Только благодаря вам!.. – не раз говорила она. Потому, я никогда не стану строить ей мелких козней, наговаривать что-то исподтишка. Если что, скажу в открытую, потому, как мне кажется, имею на то моральное право. Со временем всё образумится. Наше время жестоко, невольно вспомнишь, кто есть кто?

Уйдя в отставку с поста вице-премьера, я был переведен начальником службы перевода аппарата правительства. Работа мне по душе, и вряд ли я променяю её теперь на что-то другое. Но прослышав, что кресло замдиректора телерадиокомпании опустело после того, как его покинула бывший корректор «Алтайдын Чолмоны» с казахским говорком, я обратился к своей некогда подопечной. Заверил, что буду помогать во всём и дальше. На что она заявила, что ей конкуренты не нужны.

Нет, так нет. Я не придал этому случаю особого значения. Но её с тех пор как подменили. Проходит мимо, делая вид, что не замечает. Я пару раз её останавливал, она всё время ссылалась на водителя, который ждёт не дождётся.

Как-то молодая журналистка А.Бунькова готовила телепрограмму об истории ГТРК «Горный Алтай». Не ведая о воцарившихся нравах, в перечне бывших руководителей компании упомянула меня и простодушно поставила в сюжет кадр с моим изображением. «Ой, какой же был скандал!..» Она сейчас пресс-секретарь правительства, и угроза уволить за одно упоминание обо мне Алёне больше не грозит.

Что касается уничтоженных первых телепередач на алтайском языке, автором которых был я, то первым забил тревогу признанный тележурналист А.Санашкин. Он готовил передачу к 15-летию телерадиокомпании и решил использовать кадры из прошлого. На его удивление, их не оказалось в видеотеке. В журнале регистрации все расписаны, а самих роликов уже нет. Он и позвонил мне, поделился своей тревогой. Я попросил нынешнего директора найти эти передачи в присутствии делегации Алтайской студии ТВ. Она заверила, что обязательно найдут. На деле, ноль внимания. Это же история! Можно было бы их смонтировать заново, убрав мои появления на кадрах и переписав закадровую озвучку. Сделать это легко, все первые алтайские программы были переведены на формат видео. Их заново записали на кассеты «SUPER VHS». Насмешки неких знатоков, что нельзя стереть кинопленку, не уместны. Сейчас все видео- и аудиоматериалы переводят уже на цифровые носители.

Своё слово я сказал. Пусть далее летопись продолжат те, кто непосредственно создавал наше телевидение. Арутай Адаров, Алтайчы Санашкин, Светлана Иванова и все-все, кто стоял у истоков. Им поверят больше, чем новоявленным сотрудникам ГТРК «Горный Алтай» вроде А.Айташева.

Амыр на днях в новостном сайте совершенно не к месту выкладывал кусочки текста моей статьи, снабжая их своими комментариями: вот что автор написал о главе, о его первом заме, о евреях и так далее. Обычно в такой манере пишут доносы с расчётом, что вырванные из контекста отдельные фразы имеют эффект негатива: светлое становится тёмным. Знать, неофит не зря старается.

В тот РАЗ должность замдиректора компании занял С.Куприн. Начальник управления кадров и трудовых отношений ВГТРК Н.Фуксин по старой памяти звонил мне и поинтересовался этой персоной. Дело в том, что в представленной анкете графа «место предыдущей работы» была совершено пуста.

Впервые услышал о нём, когда мы организовали молодежный радиоканал на FM-частотах. Возглавила новое дело талантливый журналист С.Мамаева. Она собирала студентов и учила быть ведущими. Заключала с ними временные договора, в том числе и через службу занятости населения.

Но вот ко мне стали поступать звонки с требованиями, чтобы ди-джей «Филипыч» вернул им долги. Сахаяна пояснила, что это новый ведущий с таким псевдонимом. Правда, он не молод, зато язык у него подвешенный. Никаких документов, связанных с работой или учебой, у него нет.

Это был С.Куприн. Намедни местная блогосфера бурлила из-за новости о том, что он вот-вот возглавит «Звезду Алтая». Сведущие люди уверяли: указ готов, осталось только его подписать, и за этим дело не станет. В самый последний момент произошла осечка. Его тут же уволили из ГТРК «Горный Алтай», где он похозяйничал вдоволь.

Историю эту я привел не случайно. О том, как он учился или вовсе не учился после школы, знали и раньше. Речь о новом образе журналиста, для которого журналистика – бизнес. Об этом недавно на журфаке столичного вуза говорил замминистра страны, ведающий вопросами СМИ. Чуть ниже я процитирую его дословно.

Мы не вырастили из своей среды ни одного журналиста, способного возглавить единственную на всю республику официальную газету на русском языке. Оказалось, некого поставить у его руля! В прошлый раз полноценный редактор отсутствовал больше года. Даже трудовой кодекс не позволяет быть «и.о.» дольше трех месяцев. У главы республики должна была возникнуть заминка с назначением главного редактора только из-за трудности выбора: Союз журналистов представил сразу двенадцать кандидатур, и все они хороши! Пришлось бы устраивать испытания подобно конкурсу «Принцесса Алтая» с sms-голосованием. Выходит претендент на телеэкран с прогнозом погоды и говорит: если вы поддерживаете меня, то напишите большими русскими буквами… Можно, конечно, и алтайскими – та же кириллица.



Что ДЕЛАТЬ, раз наше журналистское сообщество столь убогое? В первую очередь нам давно пора оживить Союз журналистов. Определиться со своим предназначением и понять: каким должен быть современный журналист?

На факультете журналистики МГУ им. Ломоносова 9 февраля проходила ежегодная научно-практическая конференция «Журналистика в 2012 году: социальная миссия и профессия». Подводили итоги ушедшего года. Подлил масло в огонь не кто иной как сам заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ А.Волин. Он, не деликатничая, поведал, кто такие журналисты и чему их надо учить. Вот некоторые его изречения: учить сегодняшних журналистов нужно слушаться дядю, который платит деньги; никакой миссии у журналистики нет, журналистика – это бизнес; молодые журналисты должны знать, что они будут писать о том, что им скажет владелец, то есть хозяин.

Как говориться, без комментариев. Ещё студентом на этом факультете я стал членом Союза журналистов. Нас тогда учили совсем другому…

Пять лет назад прошел первый съезд журналистов нашей республики. Как я заметил, все форумы, проходящие в театре, носят отпечаток заранее отрепетированного действа. На съезд прибыли делегаты всех районных газет, но не были приглашены сотрудники еженедельников «Постскриптум» и «Листок». По тиражу эти двое могли бы потягаться со всей «прессой» нашей республики.

Усердно досидев до принятия устава, я предложил внести одну поправку: Союз журналистов РА учреждается съездом, и его распустить может только съезд. На что ведущий собрания Б.Алушкин попросил временно оставить всё как в проекте. А это значит, что союз учреждён несколькими физическими лицами вроде С.Денчика. В их руках оказалась судьба журналистского сообщества. Впечатление такое, что они уже прикрыли наш союз. За эти годы меня никто не беспокоил ни членскими взносами, ни собраниями.

Кругом тьма самых важных тем. Надо хотя бы действовать согласовано, не то каждый старается обозначить что-то своё, на этом всё и заканчивается. В творческом союзе должны разбираться и гаситься все конфликты и возникающие недоразумения между журналистами. Здесь все равны, независимо, в государственном или частном издании журналист трудится.

Много чего нам нужно обсудить в рамках творческого союза. Например, деятельность анонимных авторов, по пятам следующих за каждой публикацией или новостью. Новость займет не более четвертинки страницы, а всяких «каментов» соберёт на десяток страниц. Было бы там что-то дельное. Каждый старается «куснуть» больнее. Иногда сцепятся друг в друга, забывая про свою «жертву». Со стороны это выглядит как свора собак.

О потерявшем стыд и совесть человеке обычно говорят: «јус јок неме». То есть, «нечто, не имеющее лица». Очень точное определение наших комментаторов. Они не имеют лица, потому так тщательно скрываются под всякими никами. Если кого узнают, те начинают отчаянно отнекиваться: это не я! Теперь становится ясно, что кое-кто действует не по своей воле и не совсем бескорыстно. Сам я ни разу не написал ни одного комментария в интернете. Ни одного! Если и буду писать, то под своим именем и своими словами.

Пора пишущим братьям созвать своё вече. Время пришло.

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?