Тургак – это нынешний застой

Николай Витовцев
12.10.2011

Просмотров:

4273

Открытием театрального фестиваля в Горно-Алтайске стал спектакль Михаила Кулунакова «Тургак»




В горах Алтая часто рассказывают о том, как человека настигает в пути тяжёлая напасть — тургак. Словами трудно передать состояние, в которое он попадает, в русском языке ближе всего по значению такие слова, как столбняк, оцепенение. Но и эти слова плохо объясняют, что такое тургак. Внезапно конь встаёт на тропе как вкопанный, и непонятно почему глохнет двигатель автомобиля, даже винты вертолёта (бывало и такое) отказывают, при этом всех охватывает гнетущее чувство страха. Откуда оно приходит? Этого не знает никто.  

Старые люди говорят, что в таких случаях ничего делать не надо; единственное, что требуется от каждого, кто попал в тургак, — просто ждать. Считается, что всё должно пройти само собой, это всего лишь такой момент в нашем движении, когда надо остановиться и переждать нехорошее время. Беспокойство охватывает таких людей, которым не терпится достичь какой-то цели, а на самом деле она им непонятна и неведома. Для тех же, кто давно знает конечную цель своего пути, никакой тургак не страшен — напротив, он лишь прибавляет сил такому человеку.



Разное говорят старые люди про людей, попадавших в состояние тургака. Через легенды и предания дожили до нынешних времён такие названия, как перевал Тургак-Туу недалеко от Яконура и урочище с таким же названием в районе среднего Аргута, а ещё есть гора Тургак возле Телецкого озера. Знающие люди советуют обходить стороной такие гибельные места, чтобы не накликать беду, а если случится, что в пути (особенно ночью) застигнет тургак, выход только один — молиться горным духам в надежде на избавление от нечистой силы.

«Маячит…» — говорят в таких случаях местные жители. Бывает, что по самому гребню перевала в лунную ночь проскачет всадник-великан в старинных доспехах. И в памяти не останется ничего, кроме ржания белого коня... А бывает, по горной долине перед рассветом пронесутся по высокой траве волки – зашевелятся на ветру стебли травы, а никаких следов нигде не найти...

Самым страшным считается смутное время «эски», при ущербной луне, когда бродят шальные кёрмёсы, пляшут на курганах или вдоль косогоров, а потом вдруг придут давно ушедшие  люди, заговорят, станут чинить строгий спрос — и тут же растворятся во тьме... Это ещё не так страшно, а вот попасть в тургак где-нибудь на курганах – куда хуже. По всем поверьям, это души погибших воинов не могут до сих пор найти себе успокоения, и в разговоре с ними ты как никто беззащитен и слаб.





С героями театральной постановки Михаила Кулунакова «Тургак» происходит то же самое — они оказываются в гиблом месте в самый неурочный час и, не зная, как выбраться оттуда, испытывают страх и ужас оттого, что не могут изменить обстоятельства, в которых оказались не по собственной воле. Бутафорский молот, которым они пытаются пробить стену, и даже длинный канат, который им хотелось бы закинуть высоко в небеса до самого Тенгри и по нему выбраться наверх из трясины тургака, — всё это не помогает им, и от этого нарастает отчаяние.

Они ждут Того-Кто-Должен-Прийти. А кто их спаситель? Они и сами точно не знают его имя. Но уверены: спасти их может только Он.  Звуки и шорохи, которые они слышат вокруг, а вместе с ними какие-то неясные предчувствия… Страх перед неизвестностью сковывает все их действия, и даже когда приходит Шаман (или человек, выдающий себя за шамана), этот их страх отступает лишь на время. Их диалоги и все перемещения вокруг Дерева лишены всякого смысла — как у героев сартровской «Стены» или такой вещи, как «Бред вдвоём» Э.Ионеско. Театр абсурда, который предлагает нам Михаил Кулунаков, уже не где-то там далеко — он рядом с нами, за стенами театра.



Наблюдая за всем происходящим, с трудом веришь в то, что действие разворачивается по мотивам известной в театральном мире пьесы «В ожидании Годо», написанной на рубеже 1948-1949 годов. Герои ирландского драматурга Сэмюэля Беккета тоже застряли во времени, и, как им кажется, никто кроме всесильного Годо не способен раскрыть смысл их бесцельного существования и избавить от ужасов всего, что творится вокруг. Никто не знает, откуда должен прийти Годо, и кто это такой - бог, новый герой, сама судьба или просто случай.

В театре абсурда, который создавался в том числе пьесой Беккета, странные персонажи были непостижимы для зрителя. Монолог того, кто может быть воспринят на этот раз как «просвещённый шаман», в оригинале пьесы Беккета выглядит остроумной пародией на учёные диссертации и популярные научные статьи… Всё, что говорит шарлатан, похоже на правду. Но это ещё не та правда, которую ищут герои пьесы в новом прочтении Михаила Кулунакова.




Такие вещицы, как диковинная трубка или дорогостоящие часы, проще простого способны отвлечь внимание героев от беспросветного состояния, в которое их загнал нынешний тургак. Они рады мясной косточке, которую можно глодать и какое-то время не думать ни о чём, даже о слабых попытках каким-то образом выбраться из той ямы, в которой все оказались. Как дальше жить? Этот вопрос совсем не интересен толстяку, имеющему талант за пять рублей сплясать новомодный танец.

Шаман (или тот, кто пытается выдать себя за шамана) говорит правильные и умные вещи — но его не слышат в этом гибельном месте. Героям хочется напоследок урвать от жизни всё, чем она пока ещё богата — если не красивую трубку, с которой ты похож на Большого Человека, так хотя бы сверкающие часы, придающие тебе некое подобие Богатого Человека. И даже когда приходит слепой Кайчи для того, чтобы сказать простые слова о том, что никакой Стены на самом деле нет, эти люди неспособны его услышать…





А что же в конце? Как во всех легендах и преданиях, в сюжет вмешивается просто Случай. Есть старинная алтайская сказка, в которой самые трудные и неразрешимые вопросы разрешаются всего-навсего хлопком в ладоши. Просто надо взять себя в руки, настроиться и хлопнуть в ладоши. Это как модный в нынешние времена «эффект бабочки», способный вызвать при взмахе её крылышек как цунами, так и разрушительное землетрясение.

В алтайском языке слово «тургак» означает «иллюзионное представление, возникающее ночью». Такое представление уже и есть само по себе театральное представление, в котором свидетелем выступает точно так же, как в народных былях, вовсе не рассказчик, а кто-то из его друзей, родственников, просто знакомых. Режиссёр Михаил Кулунаков рассказывает со сцены театра о том состоянии, в котором все мы находимся с некоторых пор, но только боимся сами себе признаться в том, что давно уже остановились в своём движении, не знаем, куда идти, но при этом делаем вид, что ничего страшного с нами не происходит.



Кому-то кажется, что наше спасение – в прошлом. И в этом случае надо просто ждать, когда снова придёт герой, соизмеримый по своей мощи с великим Ойрот-ханом. Другие видят наше спасение в далёком будущем, и надо всего лишь соглашаться с тем, что есть люди, знающие, какой дорогой привести всех нас в это счастливое будущее. Хлопок в ладоши из старинной народной сказки возвращает нас в реальность: ничего нет на самом деле, что было бы вне нас, и у нас уже были в прежние времена поиски бога, царя и героя. Поиски, после которых мы снова попали в глубокий тургак.

В своём интервью перед фестивальной постановкой Михаил Кулунаков сказал, что тема такого спектакля давно была у него в голове. Для него это «тема стены», о которой говорит со сцены слепой Кайчи. Тема стены, которая перекликается с темой бессмысленного ожидания. «Есть много способных людей, - говорит режиссёр, - которые достигают чего-то и не могут двигаться дальше…» Они ждут какого-то спасителя, надеются на чудо, но наша жизнь так уж устроена, что никаких чудес не бывает, и надо всего лишь идти вперёд. Каждое утро, делая первый шаг, знать, что это – новый шаг в собственное будущее.

В пьесе Беккета герои в конце концов решают сами пойти на поиски неведомого Годо. Но текст у него заканчивается словами - «они не двигаются с места…» Дерево в алтайском прочтении пьесы стоит в самом центре тургака, оно неподвижно, и в этом его сила среди людской суеты. Дерево связано крепкими нитями со всем, что происходит под небом. И для того, чтобы понять эту простую истину, надо сделать однажды для самого себя хлопок в ладоши, чтобы увидеть: путь Восхождения может начаться у самого первого дерева.




 

В спектакле Михаила Кулунакова «Тургак» заняты актёры Национального театра имени П.В.Кучияка: Аржан Товаров, Иван Кукуев, Валерий Киндиков, Александр Майманов, Карчага Елеков, Айдар Унатов, Вадим Дедеев и Артём Чепканаков.

Художники: Сергей Дыков и Валерий Тебеков.

Фото: Евгений БУТУШЕВ.  Тел. 8-983-327-8030.

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?