Смерть – это нет… (Памяти Вячеслава Костина)

Екатерина Сергеева
28.01.2014

Просмотров:

1140

«Смерть – это нет», – троекратно повторяет Марина Цветаева в начале одного из своих стихотворений. И заканчивает его: «Стало быть – нет, стало быть – вздор, календарная ложь!» Человеческое сознание с трудом вмещает факт разлуки, особенно, если смерть внезапна. Она всегда – непостижима. А уж если человек бодр и полон сил, а она забирает без предварительного угнетения тяжкой болезнью и унынием, – тем более. Люди разводят руками, думают о судьбе, о краткосрочности человеческого бытия (миг – и жизнь промелькнула!), о том, что там – за темным загадочным пологом. Представляют отлетевшую душу легкой, свободной, а кто-то – счастливой. Плачут и прощаются. Тихо говорят и молчат.

Провожали художника Вячеслава Костина в понедельник. День был солнечный, потом снежный. Если в смерти и есть горькая поэтичность, то она меркнет от чувств близких. Как же это? Еще вчера Мастер дышал, жил, о чем-то мечтал, а сегодня – стал тишиною.

В прошлом году, буквально недавно, член Союза художников, Вячеслав Николаевич Костин отметил свое 75-летие. Прекрасной выставкой в Анохинском музее. В юбилейном интервью он говорил о том, что стал ощущать перемены в себе по возрастному началу: «Со временем, конечно, возникает чувство, что приходит в твою жизнь меньше, чем из нее уходит. Словно с каждым периодом от тебя что-то отделяют. И качество себя меняется. Вроде бы ты тот же, но утро каждого дня – уже другое. И про картины... Наступает момент, когда ты вроде бы уже все видел, все знаешь, все пересмотрел, но волнующие вещи остаются».

Волнующие вещи… Когда я решила заговорить в прессе об эстетической стороне новых городских деревянных скульптур, Вячеслав Костин, состоявший в градосовете, тотчас откликнулся: «Это же моя «больная мозоль!» Ни на секунду не побоялся развить тему, выразить свои мечты – чтобы художники занялись основательно городской скульптурой. Он был готов отстаивать свою точку зрения, невзирая на противовес мнений в горадминистрации. Но что об этом теперь? Главным было творчество. На каждое полотно, созданное им, уходил год. «На тридцать четыре картины ушла половина моей жизни», – сказал он. Мечтал написать водников, показать взаимоотношения людей и стихии.

Сюжетами своих реалистичных картин выказывал все ту же прямоту взгляда на мир. И тут и там на его полотнах – правда жизни. И – люди… «Люди ниоткуда» в своей нищете не теряют человеческую суть для художника. «Вы знаете, мое отношение к человеку изначально уважительное, несмотря на его социальное состояние, если он это уважение заслужил. Жизнь порой опускает людей. И что с этим делать?» А пришедшая в творчество мистичность и лирика доказали: любовь вдохновляет! «Само чувство подсказывало, как творить!» – признавался Вячеслав Николаевич, комментируя свои работы на булгаковские темы. И вот летят по Лунной дороге герои многими любимого произведения – самозабвенно и покорно, отдавшись воле единственно правильного выбора.

А, может быть, и свою смерть… выбирают? Снова эта «календарная ложь»… Художник выбрал легкую, стремительную. Оставшись без регалий. (Так ли регалии были важны для него?) Выйдя из класса, где юные художники, которых учил рисовать, привыкли к его бодрому, энергичному голосу.

В день проводов Мастера ко мне в соцсети прилетело письмо от его бывшей ученицы, Алины Ганжи. Не сомневаюсь, что о художнике будут немало писать, но пусть этот искренний отзыв на его уход станет одним из первых опубликованных.

«Вячеслав Николаевич был прекрасным учителем, который не только преподавал нам основы рисунка, живописи и композиции, но и на каждом занятии рассказывал о новых, всегда разных, событиях из истории искусства, благодаря чему мы узнали о великих художниках и скульпторах современности и прошлых лет. Учитель умел найти подход к каждому, чувствовал способности каждого, и всегда помогал, если что-то не получалось. Мечтал, чтобы мы продолжили обучение в изобразительном направлении, и некоторые действительно оправдали его надежды…

После окончания художественной школы я не раз приходила к Вячеславу Николаевичу, потому что он был моим любимым преподавателем – с ним всегда было интересно общаться. Он рассказывал о своей жизни, новых учениках, о том, как идут дела в школе, интересовался моей учебой. Очень любил шутить и давать советы. Вообще Вячеслав Николаевич был очень жизнерадостным и интересным человеком, воспитавшим не одно поколение художников. Память о нём навсегда останется в наших сердцах».

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?