Прогулки по Анохинскому музею

Екатерина Сергеева
17.10.2012

Просмотров:

2866

Путешествие вдоль новых экспозиций с Риммой Еркиновой

 

Музейное пространство уже притянуло немало горожан. Каждый по-своему оценивает его, сравнивает с прежним наполнением музея, уносит с собою впечатления о его «жемчужине», как ее назвал на открытии  Виктор Лопатников, - укокской мумии. Сами музейщики сегодня проходят своего рода адаптацию к работе в новых залах, оригинально связанных друг с другом, где экспонаты занимают свои места в дорогих витринах. Какие коллекции обновлены или дополнены из фондов? Кто трудился над художественным оформлением залов?  Все ли задуманные идеи обрели здесь завершенный вид? Об этом я беседую с человеком, чья увлеченная и глубокая работа в проекте музейной реконструкции сыграла одну из ведущих ролей — с кандидатом искусствоведения, лауреатом Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский», заместителем директора по основной деятельности республиканского музея - Риммой Еркиновой.




— Римма Михайловна, вы довольны результатами проделанной работы, и насколько новый музей отвечает вашим чаяниям и надеждам?

— В целом я, конечно же, довольна. Газпромовский лозунг «Мечты сбываются!» оказался реально воплощенным в жизнь в нашем музее. Те идеи, что вынашивались долгие годы, нашли, наконец, сегодня свое завершение в этих стенах. Да, получилось. Теперь главная задача — начинять эту прекрасную архитектурную форму музейным содержанием. Внешне все выглядит замечательно. Теперь эйфория по поводу открытия прошла и наступают, что называется, суровые будни. Это работа, которая не видна глазу посетителя, — ежедневный труд. У каждого сотрудника есть свой объем работ.

— Давайте попутешествуем по экспозициям музея...

— С большой охотой. Но прежде — необходимо вступление, краткий экскурс в его историю. Каждый музей отталкивается от какой-то коллекции. Исторически так сложилось, что наш музей, как все региональные музеи России, вырос на коллекциях краеведческого направления. Его основой с 1918 года была археологическая, палеонтологическая, минералогическая коллекции Степана и Николая Гуляевых. Ее и стали пополнять следом музейщики, археологи, этнографы, в том числе — А.В.Анохин и Г.И.Чорос-Гуркин.

В 20-30-е годы музей был единственным естественно-научным учреждением в области. В 30-х годах археолог С.М.Сергеев, выпускник Московского университета, будучи заведующим Ойротского музея, участвовал в Саяно-Алтайской  экспедиции и привез оттуда некоторые находки для музея... В целом пополнение коллекции происходило периодически за счет случайных находок. Так было до  80-х годов прошлого века. Начиная с этого времени, отряд местных археологов — А.Суразаков, С.Киреев, В.Кочеев, О.Ларин, Л.Чевалков — стал активно и систематически насыщать фонды полноценными археологическими экспонатами.

Позже большую коллекцию музею передал Институт археологии и этнографии СО РАН, Алтайский и Кемеровский государственные университеты, НИИ алтаистики  имени С.С.Суразакова. Краеведы помогали с этнографическим пополнением. В конце 20-х в ходе так называемой «антирелигиозной работы» среди населения в музей поступали также культовые принадлежности шаманов, ярлыкчи и православных храмов. Природоведческая сторона также постепенно оформлялась. Первые художественные коллекции составили работы Гуркина и Чевалкова.



— Природный отдел, который очень любят дети, чем-то пополнился в новом музее?

— У нас хорошая таксидермическая коллекция, представляющая животный мир Алтая. Чучела для нее изготавливал в 40-60-х годах препаратор И.Т.Голиков. Позднее мы заказывали дополнительные экспонаты. Сегодня коллекция стала еще более содержательной. Экспозиция выстроена со строгим научным подходом по ландшафтным зонам.  Дети, как правило, очень любят этот отдел. Да и взрослые тоже. Теперь здесь есть живые рыбки и птица. Информация по пяти  объектам ЮНЕСКО — вступительная часть отдела природы. Посетители смогут увидеть гербарии старейшего в России Алтайского государственного заповедника, которые хранятся с 30-х годов. Приобретена отличная минералогическая коллекция у геофизика Владимира Рычкова. Есть и мемориальная составляющая в экспозиции, чтобы показать исследователей флоры и фауны Горного Алтая.

— Новое помещение музея — атриум — исполнено в соответствии с  первоначальными задуманными идеями?

— В Южной Сибири немало музеев, которые экспонируют свои каменные изваяния. Первоначально атриум был задуман как хранилище для наших каменных изваяний, но в нем должны были встречаться древний и современный Алтай.  Если вы помните, во дворе старого музея стояли каменные фигуры, которые при переезде музея на новое место были выставлены только частично.

На изваяниях также встречаются рунические письмена. Кезер Таш — самое известное из них — привезен  из Курайской степи. К нам раньше приезжало много ученых, и все интересовались каменными «бабами». Было задумано, что фигуры обязательно должны быть выставлены в новом музее. Вообще идей вокруг пространства для каменных изваяний родилось немало. Думали об имитации скал с рисунками древних художников, о пещере... Почему бы не показать крытое корой традиционное алтайское жилище, через  его образ раскрыв мировоззренческий аспект культуры?

Многие элементы алтайской культуры так быстро уходят в прошлое, и о них хотелось бы напомнить предметами. Архитекторы идеи поддержали, но сжатые сроки оформления сузили их и несколько исказили. Сегодня в атриуме — двенадцать каменных изваяний, жилище, стилизованная колесница алтайских кочевников... Мы надеемся, что в будущем пространство атриума станет идейно завершенно-оформленным. 

  

— Укокская экспозиция... Для кого-то она — самая интригующая. Как я понимаю, пока режим показа посетителям непосредственно останков нашумевшего экспоната  неравномерен. Должно пройти время, чтобы  он выровнялся?

— Я думаю, что режим просмотра станет более адаптированным в будущем. Мы еще не проводили мониторинг помещения экспозиции, поскольку приборы, контролирующие температуру и влажность, получили недавно. Помещение должно «отстояться». Когда большой наплыв посетителей, условия могут меняться, что нежелательно. Не будем забывать, что музею мумия передана, по словам новосибирского академика, как «биологический объект». А также о том, что для нас это — сакральный экспонат. В любой культуре тема, связанная с человеческими останками, имеет тонкую этическую сторону, и мы должны относиться к этому уважительно.

— А кто изготавливал муляжи для экспозиции?

— Алексей Агриколянский, скульптор из Новосибирска. Костюм сшит по натуральным размерам одежды «принцессы» реставратором Еленой Шумаковой из Академгородка. Саркофаг-колоду делал художник Евгений Бучнев. Всю погребальную утварь, деревянные украшения, головные уборы изготовлены Владимиром Моносовым. Мы музейными средствами старались смоделировать обрядовую сторону погребения женщины... Позже есть задумка добавить в экспозицию рядом с «укокской принцессой» еще фигуру коня.

— Второй этаж музея отдан истории Алтая, что обновлено в рамках этой темы?

— Наша давняя мечта — в хронологическом развитии показать всю историю Алтая с древнейших времен по новейшее время. Каменный век, бронзовый век, железный. Пазырыкцы, гунны, тюрки и так далее... Почему история Алтая с древних времен недостаточно освещается в школах республики? В бронзовом веке яркими были Афанасьевская и Каракольская культура, и археолог Владимир Кубарев обнаружил огромные каменные плиты, на плоскости которых были полихромные изображения духов. Напрашиваются параллели с древне-египетским искусством. В экспозиции показано гуннское время, которое является первоначальным этапом этногенеза современных тюрков. В целом отдел пополнился предметами из наших фондов, которые раньше музейные площади не позволяли выставить. Роспись стен в «Укоке» и древнетюркского периода выполнена художником Игнатием Ивановичем Ортонуловым, на открытии музея получившем орден «Тан Чолмон». Он расписывал их  с сыном Кару. 



— Художественная галерея музея позволяет теперь также увидеть ранее не знакомые нам работы. Расскажите о ней.

— Третий этаж полностью посвящен художественной галерее... Когда в 1989 году музею присвоили имя А.В.Анохина, я подумала, что когда-нибудь у нас будет своя автономная картинная галерея. Именно об этом мечтал при жизни Г.И.Чорос-Гуркин. И хотелось, чтобы эта галерея носила его имя. Сегодня судьба сложилась так, что наш музей расположен на улице его имени. Это тоже знаково...

«Начало начал»  музейной художественной галереи — работы Григория Ивановича. Мы расширили площади под экспозицию его картин. Первая часть  — фото-документальная, и в этом же зале выставлены его рисунки. Следующий зал — дореволюционные произведения. Далее —  монгольско-тувинско-советская серия этюдов. В четвертом выставлены его этюды, которые раньше никогда не показывались — хранились в фондах. Охвачены все периоды его творчества и создается цельное представление о нем. Сохранились документы, подтверждающие, что некоторые работы Гуркин делал специально для музея. Мы эти этюды показываем впервые... Часть их была передана в 44-м году из НКВД.

— Римма Михайловна, насколько актуальной остаётся тема возврата в наш музей рисунков Гуркина из Государственного художественного музея Алтайского края?

— Да. В 45-м году постановлением Алтайского крайисполкома изъяли из фондов Ойротского музея картины Гуркина. Именно изъяли. Речь идет не о добровольном акте, и об этом свидетельствуют документы. Отсюда увезли 287 этюдов и 12 альбомов, в которых было более 2.200 рисунков. Затем открылся Музей изобразительного искусства в Барнауле, и увезенная часть наследия художника была передана туда. Потом часть этюдов вернули, а графику — нет. А вообще наши коллеги в Алтайском крае с любовью многие годы собирали наследие Гуркина. Эти работы стали числиться в золотом фонде Государственного художественного музея Алтайского края.

В 2000 году они принимали участие в федеральной программе «Золотая карта России» и вывезли показать работы в Третьяковскую галерею. «Сердцевиной» их экспозиции были Г.Гуркин и А.Никулин. Москвичи ахнули, открыв для себя заново Гуркина... Третьяковка изъявила желание в будущем широко показать нашего знаменитого земляка из фондов сибирских музеев, которые этими работами заложили основы своих художественных коллекций.

Не стоит забывать, что Гуркин был выпускником Императорской академии художеств, и он стоит в ряду со знаменитейшими русскими художниками. Вопрос о возвращении рисунков в наш музей — принципиален. Это часть той коллекции, которая хранится у нас. А наша насчитывает 900 рисунков. Если есть понятие «единой неделимой коллекции», то как раз рисунки Гуркина ею и являются. 



Наша музейная художественная галерея представляет работы и второго уникального художника — Николая Ивановича Чевалкова. Немного его работ хранится в нашем музее, мы выставили все — они занимают один зал.

Далее в художественных залах показаны работы художников Семена Чернова, Николая Шагаева, Александра Таныша, Петра Чевалкова, Мирослава Чевалкова, Алима Исхакова, Сергея Янсона, Владимира Запрудаева, Вячеслава Костина, Кузьмы Басаргина, Вячеслава Хромова, Игнатия Ортонулова, Владимира Чукуева, Амыра Укачина, Зинаиды Янсон, Вячеслава Торбокова, Бориса Суразакова, Владимира Ельникова, Александра Бушуева, Валерия Тебекова, Сергея Дыкова, Евгения Бучнева, Елены Корчугановой, Юрия Федотова, Родиона Зиновьева, Алексея Дмитриева, Леонида Суртаева, Елены Чеботаревой, Акча Кыйынова, Николая Олчонова, Анатолия Панина, Николая Чепокова, Александра Аперовича, Леонида Сафронова...

Впервые показана графика Ивана Титкова и Михаила Бабакова. Мы показали развитие художественного изобразительного искусства Горного Алтая с конца XIX века по сегодняшний день. Представлены также работы скульпторов  Прокопия Елбаева, Павла Богомолова, Виктора Вакулева, Анатолия Гурьянова, Владислава Хромова.

— Знаю, что наши художники принимали активное участие в оформлении экспозиций нового музея...

— Благодаря им экспозиции стали насыщены национальным этно-колоритом. Игнатий Иванович Ортонулов, Кару и Елена Ортонуловы, Владимир Ельников, Алексей Эдоков, Наталья Романенко, Евгений Бучнев, Светлана Савицкая, Елена Поташевская, Валерий Тебеков, Вячеслав Костин помогали сделать экспозиции такими, какими их сегодня видит посетитель. Михаил Епишев воссоздал алтайский аил, Айдана Тадыкина изготовила огромный войлочный ковер для этнографического зала, демонстрирующего традиционную материальную культуру алтайцев. Архитектор Валерий Кергилов выполнил инсталляции атриума.

Музейные пространства — внутренние и внешние — продуманы главным архитектором проекта Евгением Тоскиным и его мастерской. Огромное спасибо им всем и сотрудникам музея, которые многие годы работали над концепцией экспозиций и их воплощением в жизнь. За их научный труд они награждены сегодня почетными грамотами, премиями, званиями.

— Какие еще помещения включает музей?

— Очень насыщены предметным рядом, уникальными документами, фотографиями, мемориальными комплексами залы по теме истории культуры ХХ века. По-новому смотрятся предметы культуры и быта в залах, посвященных алтайской этнографии и религии, переселенческого русского населения Горного Алтая. Есть также экспозиция, посвященная Республике Алтай и деятельности Газпрома на Алтае. В музее есть конференц-зал, кафе, библиотека, игровая комната...

Сегодня мы должны также поставить вопрос о подготовке кадров и расширении штатного расписания. Численность прежнего состава сотрудников мала. Конечно, надо будет расширять штат экскурсоводов, повышать их профессиональный уровень. По их рассказам будет складываться впечатления о нашей истории. Люди у нас молодые и обучающиеся.

В.Путин сказал в этом году при встрече в Саратове с музейным сообществом, что сегодня повышается социальная роль музеев, и что мы должны работать в тесном контакте со сферой образования и ввести музейно-педагогические программы по развитию визуальной грамотности и художественно-творческого развития детей и подростков в образовательные стандарты. Насколько это станет воплощаться в будущем — посмотрим!

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?