Петроглифы в переводе на язык археографики

Екатерина Сергеева
10.06.2013

Просмотров:

3216



Петроглифы – эхо древности, доступное нашему восприятию и несущее с собой магическую тень веков, которая в своих символах и знаках дает вдохновение художникам и пищу ученым умам… Что вы знаете о наскальных рисунках? «Художества» древних остаются магнитом для археологов, исследователей и музейных посетителей. Теперь и у вас есть возможность познакомиться с экспозицией в республиканском национальном музее им. А.В. Анохина, названной «Наскальное искусство Алтае-Саянской горной страны». Она организована нашим музеем, Хакасским Национальным краеведческим музеем им. Л.Р. Кызласова и человеком, крайне неравнодушным к культуре древности и искусству, энергично инициирующим и поддерживающим проекты, связанные с ними, – хакасским предпринимателем, учёным и меценатом Сергеем Нарылковым (на снимке в центре). Гости проходившей недавно «Музейной ночи» могли пообщаться непосредственно с ним, а также с людьми, имеющими прямое отношение к этой интригующей выставке – археологом Сергеем Киреевым (на снимке слева) и художником Сергеем Дыковым. Сегодня они делятся впечатлениями об этом проекте.

Ничего лишнего
Выставка занимает два выставочных зала общей площадью 130 квадратов. Ее куратор – старший научный сотрудник Анохинского музея Сергей Киреев. Художник-оформитель – заслуженный художник России Сергей Дыков. Материалы выставки размещены в хронологическом порядке, отражая важнейшие периоды древней истории Саяно-Алтайского нагорья: новый каменный век, этапы и культуры эпохи бронзы и раннего железного века, средневековье. Выставка не состоялась бы без абаканского предпринимателя, учёного, коллекционера и мецената Сергея Нарылкова. Несколько лет назад наш музей уже принимал очень интересную выставку, подготовленную С.Нарылковым «Древние лики Хакасии». И вот – два зала новой экспозиции с наскальными рисунками в натуральную величину.


- Хакасская сторона представила уникальные эстампажи – копии участков скальных поверхностей с нанесёнными на них различной техникой наскальными рисунками. Метод копирования рисунков на специальной микалентной бумаге был изобретён и разработан красноярским художником В.Ф. Капелько, – рассказывает С.Киреев. – Сергеем Нарылковым с группой молодых художников из Абакана эта техника была усовершенствована. Копирование рисунков было проведено на китайской чёрной рисовой бумаге. На выставке представлены копии наиболее монументальных, грандиозных и информативных по содержанию памятников древнего искусства Южной Сибири – изображения с гор Тепсей, Оглахты, Шалаболинская и Сулекская писаницы, Аскизские стелы. Уникально изображение Большой Боярской писаницы (на снимках), расположенной в 70 км от Абакана. Её размер – 16 квадратных метров. Наш музей представлен на выставке копиями наскальных рисунков с наиболее известных местонахождений петроглифов: Калбак-Таш, Елангаш, Зелёное Озеро и других…

Эстампажные ряды хакасских и алтайских петроглифов дополнены знаковыми подлинными археологическими экспонатами, подчёркивающими и характеризующими древние эпохи и культуры. Это глиняные сосуды, каменные зернотёрки, топоры, бронзовые кинжалы, наконечники стрел, стремена, предметы скифского звериного стиля, бронзовый котёл… В экспозиции есть также подлинные фрагменты камней с петроглифами.


Выставка, организованная Сергеем Нарылковым, прошла уже в пяти городах, в том числе – в Санкт-Петербурге. У нас есть свои копии наскальных рисунков, часть которых сделана мною и моими коллегами, часть – передана нам бийчанами, и идея объединения петроглифического искусства Хакасии и Алтая показалась вполне естественной. Термин «Алтае-Саянская горная страна» существует, но не очень раскручен. В нашем случае он более чем уместен…


На Алтае нет, к сожалению, таких спонсоров, как Сергей Нарылков, которые бы поднимали это искусство. Всё делаем кустарным и полукустарным способом. Сергей Дыков в нашей выставке – «оживитель» части рисунков, которым необходимо было придать ясности. Хакасская сторона проэкспериментировала с люминесцентной краской – она светится в темноте… Для меня это первый опыт, где я работаю не как историк-археолог, а больше в художественном плане…


Ученые приходят к выводу, исследуя петроглифы, что некоторые писаницы выполнялись в течение столетия разными людьми. Я со скепсисом отношусь, когда на основании умозрительности люди выстраивают сложные концептуальные решения, выдумывают замысловатую семантику петроглифов. К символам нужно относиться очень осторожно, и помнить, что есть всегда несколько точек зрения. До сих пор спорят по поводу того, бытовую или магическую (гадательную) функцию носили эти изображения. Возможно, они заключали в себе благопожелания… Изображения мифологических существ трактовать еще труднее. На некоторых писаницах мы видим каких-то синкретичных животных, и можно предположить, что это маскирование животных. Возможно, во время каких-то церемоний их наряжали. Другие изображения – казалось бы, «голый» реализм, «бытовуха», но для археолога это вещи уникальные. Удивляет всегда, что в них – нет ничего лишнего…

Один из самых загадочных петроглифов Калбак-Таша: одни видят в нём Прародительницу народов Евразии, другие – след побывавших на Алтае инопланетян… Ещё больше вопросов вызывает до сих пор изображение «человека-солнца» из Каракольской долины»:

 

Присмотреться к камню…
Художник Сергей Дыков, тоже увлеченный петроглифическим искусством, рассказывает о своих впечатлениях:
– Удивительно то, что петроглифы представлены на выставке в натуральную величину, скопированные с камней один в один! Мы можем знакомиться с ними благодаря работе хакасских художников. Придумал эту технику прекрасный художник Владимир Феофанович Капелько. Именно с него начались «переводы» наскальных рисунков. На выставке есть и его работы. Материал, в основе которого хлопковолокно, накладывается на камень, изображение копируется. Таким образом, оно эстампируется в том виде, в котором его задумывал древний художник.

Выставка получилась объемной благодаря тому что Сергей Михайлович добавил артефактов, и она способна разбить бытующие мнения, что петроглифы – это «маленькие изображения на камушках». Здесь мы видим огромные «картины», не хуже, чем у современных мастеров, являющиеся развёртками больших камней.


Путешествие по экспозиции обращает взгляд зрителя в древность. Вот тут – зверь, фантастическое чудовище, «пожиратель времени», также существующий в алтайском эпосе. Вот «шаман-камень», а здесь «дитя-камень» – такие находят у подножий больших гор… Мне было очень интересно поработать с рисунками, конкретизируя образы, которые не всегда различимы, но есть на камнях. Делалось это очень деликатно, с помощью акварельных карандашей. Не всё легко выявить, поскольку есть рисунки многослойные. Большинство людей не замечает петроглифов, но после подобных выставок они начинают присматриваться к камням.


Те, кто побывал на открытии экспозиции, проявили огромный интерес к этим изображениям. Кому из них доведется увидеть Боярскую писаницу в Хакасии? Экспозиция даёт возможность расширить свои представления о наскальных рисунках.


Очень приятно, что есть такие люди, как Сергей Нарылков – он фанатичен в хорошем смысле в своем увлечении и предпочитает быть независимым от государства. В этом – какой-то правильный маневр. Нарылков, благодаря подобным проектам, популяризирует искусство и древнюю культуру Хакасии, считая, что если он не скажет этого, то не скажет никто. Он также выпустил несколько альбомов хакасских художников, посодействовал изданию книг по древнему искусству…


Когда знакомишься с изобразительным искусством древних, понимаешь, что в видении художников наскальных рисунков есть какой-то кинематографический стиль. Они фиксировали объекты одновременно сверху и в профиль, в движении и в перевороте. Интригующи изображения существ, воплощающих в себе целый космос… И мы вполне можем всё это воспринимать на уровне произведений искусства. Нарылков на открытии выставки цитировал Пабло Пикассо, который был в пещере Альтамира в Испании, где древние рисунки исполнены в красках. Пикассо сказал, что после периода древних живопись начала деградировать. И в чём-то он прав. Там настолько всё слито с природой – в современном искусстве таких фактов нет…

На репродукции: один из шедевров археографики, выполненный художником Владимиром Капелько:

Петроглифы – произведения искусства
Способов перевода наскальных рисунков на бумагу немного. Археологи в этом процессе часто пользуются подручными материалами. Сергей Киреев вспоминает, что однажды, лет тридцать назад, он делал это с помощью… зубной пасты. Прикладывание кальки – более распространенный вариант. Раскрошенный графит от простого карандаша также как-то помог ему получить «негатив» наскального изображения…

Хочется рассказать о художнике Владимире Капелько, который выдумал свой способ перевода петроглифов. В 1970 году он впервые приехал в Хакасию – поработать в археологических экспедициях. Как художник и археолог, чтобы спасти наследие древних художников, а тремя годами позже он изобрел ныне всемирно известный метод эстампажного копирования наскальных рисунков на микалентную бумагу. Таким методом были скопированы петроглифы рек Маны, Абакана, Тубы, Среднего и Верхнего Енисея. Выполнены эстампажные копии Сулекских, Оглахтинских, Шалоболинских писаниц. «Петроглифы – это в первую очередь произведения изобразительного искусства, – писал В. Ф. Капелько. – Я попытался их копировать – не для науки, а просто любя и уважая труд художников всех времен и народов».


По свидетельствам ученых, этот метод помог в изучении петроглифов в зоне затопления Красноярского и Саяно-Шушенского водохранилищ. Часть эстампажной коллекции В.Ф. Капелько, которой надлежало храниться в Хакасском национальном музее им. Л. Кызласова, в 90-х годах контрабандным путем была поэтапно вывезена за рубеж (возвращена в Хакасию в 2011 году). Работы Капелько хранятся в музеях Москвы, Томска, Минусинска, Абакана, Красноярска, в частных коллекциях России и за рубежом. Он оказал влияние на целый пласт современных художников, увлеченных сибирской архаикой.


На ныне действующей выставке в Анохинском музее, о которой мы ведем речь, есть и его работы. Группа хакасских художников, благодаря которым мы можем увидеть микаленты с изображенями, сохранив композиционный замысел и образы, реальные размеры и фактуру каменных поверхностей, передала всю уникальность наскальных рисунков, подверженных беспощадному влиянию времени и природных стихий...


Этому проекту не суждено было бы сбыться без Сергея Нарылкова. Кандидат физико-математических наук, в прошлом физик-теоретик, в начале 90-х годов он отошел от науки, занялся бизнесом, при этом увлекся археологией, этнографией и историей родной Хакасии. Одним из его осуществленных замыслов стал проект «Древние лики Хакасии» – собрание художественных фотографий уникальных таштыкских масок. Выставка фотографий с успехом прошла во многих городах России и побывала у нас.


Идея создания коллекции наскальной живописи возникла у Сергея Нарылкова, когда он обратил внимание на то, что копии петроглифов – это не только технические рисунки, но и материал, на основе которого можно создавать полномасштабные художественные полотна. Сергей Нарылков познакомился с китайскими специалистами, и художники его группы освоили китайскую технику копирования изображений на рисовую бумагу.


На открытии выставки «Наскальное искусство Алтае-Саянской горной страны» Сергей Нарылков сказал: «Я стремлюсь к художественному копированию петроглифов. Научная часть меня мало интересует, так как в трактовке истории Саяно-Алтая много субъективного. Копирование петроглифов и получение эстампажей можно отнести к новому виду искусства. Появилось новое название «археографика». Качественные эстампажи петроглифов уже сами являются в некотором роде произведениями искусства…»

Петроглифы Калбак-Таша, объявленные шедеврами наскальной живописи, находятся под охраной государства:

 

 

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?