Надя Рушева пришла к соседям в Горный Алтай

Екатерина Сергеева
05.10.2013

Просмотров:

2233

 

В Республике Алтай в музее имени А.В. Анохина открылась выставка Нади Рушевой. Ее привезли из Тывы. «Что-то вспоминается…», «да-да, слышали…» — примерно такими репликами знакомые реагировали на новость о ней. И мне вспомнились: журнал «Юность» с очерком о художнице и книга «Мастер и Маргарита», с «теми самыми» Надиными иллюстрациями к роману. Конечно, захотелось осмыслить — теперь уже посредством этой экспозиции — гениальность художницы с такой короткой жизнью, прославившейся своим уникальным талантом в России и за ее пределами.

Предварили знакомство с выставкой фильмы, передачи и статьи о Наде, которыми поделился интернет. Одна из передач особенно остро ставила акцент на «ясновидении» художницы. Вне сомнения, авторы старались изо всех сил обыграть тему мистичности в ее судьбе, но делали это не слишком тонко. Было ясно, что жизнь Нади для них — «лакомый кусочек», повод как следует заинтриговать зрителя. После просмотренного быстро растворился осадок чего-то лишнего и пустого. Остались в памяти Надины глаза и рисунки. И вот я отправляюсь на выставку, которая, без сомнения, для нашего музея становится событием. 
Восхищение и умиление — вот главные чувства от просмотра ее рисунков. Первое рождалось от созерцания живых, динамичных линий, рождение которых подвластно только очень опытной руке. Образы отдельных серий выдают в авторе зрелого мастера. Умиление же возникало от ощущения в каких-то работах ребенка-Нади. Все детские рисунки — это наслаждение. А тут… рождалось какое-то очень щемящее чувство еще и оттого, что ребенок никуда не исчезал. Он просто не мог исчезнуть в ней. И, кстати, ведь Надя не училась в художественной школе. Рисовала и рисовала сама по себе. Бесконечно. И рисование было главным средством передачи внутренних впечатлений от серьезных глубоких произведений, от того же балета, от сказок… Она любила всё это, и ее мир был космосом, насыщенным героями, образами, фантазиями. И, к счастью, этот космос никто не растоптал, не разрушил, не уничтожил… Всё оживает и теперь – под внимательным и добрым взглядом зрителя.

 

Надежда Рушева родилась в творческой семье в 1952 году в Улан-Баторе. Отец, Николай Рушев — театральный художник. Мама, Наталья Ажикмаа-Рушева — балерина. В столице Монголии родители девочки занимались преподавательской деятельностью. После рождения Нади семья переехала в Москву.

Все имена что-то несут в себе. По-монгольски Надежда («Найдан») означает «вечно живущая». Предчувствовали ли родители, что смысл этого имени точно отразит суть Надиной миссии, которая воплотиться в созданном ею искусстве? Они очень бережно отнеслись к дару дочери. В четырехлетнем возрасте начали проявляться Надины способности рисовальщицы. Изображала персонажей сказок, которые читал ей отец. А тот изумлялся рисункам дочери — до того они были живые! Удивительно было и то, что маленькой художнице удавалось правильно изображать костюмы разных эпох. Делала она это интуитивно, но «попадала в цель». Конечно, столь точное изображение давно минувших дней можно было бы связать с богатым воображением девочки, но только ли в нём дело? Позже заговорят о ее способности — видеть то, что не дано видеть другим…

Первая выставка рисунков девочки состоялась, когда ей было 12 лет. К этому времени Надя приобрела широкую известность среди художников. На неё обратил внимание Василий Ватагин — график и скульптор-анималист. Несмотря на огромную разницу в возрасте, они подружились. Родители удержались от «соблазна» отдать дочь в художественную школу, позволив Надиному таланту развиваться естественным образом. В этом решении их укрепили Василий Ватагин и педагоги Николая Рушева.

Ведущую роль в развитии таланта девочки сыграл её отец. Он первым заметил необычный дар и ненавязчиво следил за тем, чтобы дочь неустанно развивала его... «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова удивительная художница с подачи отца прочитала на одном дыхании. После этого отец с дочерью прошли по тем местам в Москве, которые были описаны в романе. Под впечатлением произведения девушка создала целую серию рисунков. Именно герои бессмертного романа стали последними в творческой жизни девушки. Но до фатального конца состоялось ещё 15 выставок Нади Рушевой. Её работы выставляли в Москве и Ленинграде, в Чехословакии, Индии, Румынии, Польше, США. О Наде много писали. Правда, хвалебные отзывы не всем нравились. Находились «серьёзные» люди, считавшие, что не следует так сильно превозносить совсем юную девушку, у которой всё еще впереди.



Биографы отметили, что она почти не имела подруг. Самые близкие люди – родители. С ними девушка делилась сокровенным. Семья жила в небольшой квартире на окраине Москвы. Очень много времени Надя проводила вместе с отцом на различных художественных выставках и в музеях. С интересом читала серьёзные книги. К книге «Война и Мир» Льва Толстого было создано 400 иллюстраций.

В конце февраля 1969 года девушка уехала с отцом в Ленинград. Там киностудия «Ленфильм» приступила к съемкам фильма, посвящённого юной художнице. Назывался он «Тебя, как первую любовь…» (Фильм был показан на открытии выставки в Анохинском музее).

Она много гуляла по Ленинграду, знакомилась с его историей, памятниками архитектуры, музеями. В начале марта Надя вернулась в Москву. И вскоре ее не стало... Оказалось, что она страдала от рождения аневризмой сосуда головного мозга, что и стало причиной смерти, которая вызвала у многих шок. Казалось просто невероятным уйти из жизни в 17 лет на пике славы...

О ней рассказывают удивительные вещи. Про то, как в музее Пушкина ей разрешили присесть на любимый пуфик Натальи Николаевны, чтобы было удобней рисовать. И она почти мгновенно нарисовала сцену: приготовившаяся к поездке на бал Натали сидит на этом самом пуфике, а рядом – Пушкин, будто предчувствующий беду… Рисовала Маргариту похожей на Елену Сергеевну Булгакову, которой никогда не видела. Придумала и нарисовала балет «Анна Каренина» еще до того, как его написал Родион Щедрин и станцевала Майя Плисецкая…

В Москве, в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, по желанию родных, хранится почти всё художественное наследие юной художницы, насчитывающее около 10 тысяч работ. Коллекция рисунков, мольберт, перья, карандаши, которыми рисовала Надя, и другие вещи образуют единый художественно-мемориальный фонд. О наследии её спорят и говорят до сих пор. Коллекция включает в себя также иллюстрации к произведениям Лермонтова, Гоголя, Шекспира, Чуковского, Андерсена, Гофмана, Диккенса, Байрона, Грина, Дюма, де Сент-Экзюпери и других писателей…


 
— Хочу вас всех и самого себя поздравить с открытием этой чудесной выставки, – сказал заслуженный художник России Сергей Дыков. — Первый раз увидел рисунки Нади Рушевой, когда мне было примерно столько же, сколько ей, когда она ушла из жизни. После состоялось знакомство еще с несколькими экспозициями, и было всегда радостно знакомиться с ее новыми работами. Говорить об этом явлении можно только очень чутко и трепетно. Надежда Рушева, дитя разных народов, родилась в творческой семье. И об этом чудесном цветке искусства вскоре заговорили — этому способствовали выставки, которые стараниями ее отца экспонировались в разных городах России. И люди, которые знакомились с ее творчеством, сразу заражались ясным, светлым ветром свободы. Тем ветром, которым повеяло и на меня от первых, мною увиденных работ.

Она сделала не просто иллюстрации к произведениям Пушкина, а нарисовала жизнь Александра Сергеевича, оттолкнувшись от его замечательных рисунков, в которых он изображал себя и своих друзей. И попыталась представить Пушкина своим сверстником. Мы видим на выставке работы, в которых действительно живет дух Пушкина, его гения. Серия «Пушкиниана» — проникновение в саму стихию Пушкинского творчества — веселого, радостного, кажущегося легким. Есть чувство, что Надежде дается всё без какого-либо усилия и труда. Она касается бумаги, как балерина сцены — точными движениями, заставляя нас поверить, что полет совершается. Причем, все приемы открыты, обнажены. И нет ничего такого, что бы пряталось. Все изображено минимумом линий. Этого добивались настоящие мастера. В поздних рисунках Надежда особенно коснулась этого уровня. С интонацией юношеской, прозрачной, светлой. После этого было ещё много тематических серий. Надя росла, и появилась серия к «Войне и миру» Льва Толстого — книге, которую дети, кстати, не очень любят читать, потому что она огромная по масштабу.

Когда видишь эти рисунки, то веришь. Веришь всему, что она изображает – всё пронизано светлым очарованием. Дорога ее закончилась рано, преждевременно. Она создала замечательную серию к книге «Мастер и Маргарита», которую можно было тогда прочитать только «из-под полы», поскольку роман был тогда запрещен. Коснулась фантасмагорического булгаковского мира, который затягивает в себя. Нашла блестящие решения. Известно, что эти рисунки успела увидеть еще Елена Сергеевна, супруга Михаила Афанасьевича Булгакова, и одобрила их. Книга с иллюстрациями Нади вышла в Барнауле.

Есть имена, которые со временем исчезают, выветриваются. Но есть такие чудесные люди, прикасаясь к искусству которых, ощущаешь, что ты находишь новый источник. Такой же источник — Надя Рушева, успевшая сделать много того, что соответствует высшим ступеням изобразительного мастерства. И не только от этого есть ощущение ее как иллюстратора мира, атмосферы. Это чистый родник, и он сегодня перед вами. Выставка достаточно объемна — около сотни рисунков. Она – ключ к тому, что еще предстоит увидеть. Можно смотреть и пересматривать эти работы, чтобы освежить и обновить чувства…


 
На открытии выступил также заведующий отделом культуры и искусства Национального государственного музея Тывы, Заслуженный деятель искусств республики Тыва Александр Хертек: 
— Мне очень приятно, что Национальный музей Республики Алтай принял выставку нашей гениальной художницы. Радостно, что всё это происходит здесь, на земле великого художника Григория Чорос-Гуркина, чье творчество меня покоряет. Каким образом сложилась тывинская коллекция работ художницы? Ее мама передала нам в 1988 году 360 рисунков. В 1993 году при Национальном музее был создан музей Нади Рушевой на основе этой коллекции. Пушкинский музей также передал нам часть замечательных композиций. Надя Рушева — гений. Так о ней после ее смерти сказал академик Д.С. Лихачев. Наша выставка путешествует шесть лет. Была в Минусинске, Абакане, Шушенском, в Омске, Барнауле, Зеленогорске. И нам присылали удивительные отзывы. Желаю всем глубоко проникнуться этим работами и ощутить легкое дыхание ее творчества. Она рисовала сердцем. Для всех людей…

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?