Кок-бору: в козлиной шкуре Бафомета

Владимир Торбоков
02.09.2011

Просмотров:

8519


ЧТО-ТО ЗЛОВЕЩЕЕ было в облике всадников, вставших в ряд по кромке поля. Кони стояли как вкопанные — ни переминаясь, ни обмахиваясь. Всадники восседали не шелохнувшись. На их головах нелепо красовались вражеские каски времен мировых войн. Когда прозвучал гонг, все разом ринулись вперед. Каждый набросился на заранее намеченного им соперника, а один из них схватил с земли мёртвого козла и понёсся во весь опор через поле. Его догнали другие, вырвали с рук добычу, и всё свнова закружилось в вихре гона — кони, люди, убитый козёл...

Так начались финальные схватки по козлодранию на последних играх Эль Ойын. Более сноровистыми оказались те, кто был в немецких касках — команда села Шыргайта. Они несколько раз забросили потрошеную тушку в «казан» из дёрна. В итоге стали чемпионами. Я спросил у своих земляков, откуда у них эти странные каски? Они сами не знали. Сказали, что им привезли из какого-то музея. Увлеклись они невиданным доселе игрищем только из-за призовой машины, которую посулил небезызвестный сенатор. Добившись своего, полученный приз продали ещё в пути, не доехав до дому. Предварительно содрали с боков «уазика» надпись на добрую память. Деньги за «добычу», как и положено, поделили поровну.

На вопрос: «А что дальше?» — они ответили дружно: «Порвём всех!» После такого триумфа их повезли за кордон, в азиатские степи. Туда, откуда в нашу среду тихим сапом внедряют эту экзотическую забаву. Но там, столкнувшись с настоящими «хищниками», они почувствовали себя на месте безголового козлёнка. Вернулись не солоно хлебавши.

В самом начале внешне всё выглядело благопристойно. В гости в дальние края пригласили несколько чинов республиканского и районного уровней. Там их обильно угощали, садили рядом с собою, называли близкими родственниками. Напутствуя, предложили организовать у себя на родине невинную, на первый взгляд, игру — ну, чтоб закрепить узы родства. Вот так и привели они за собой на священную землю Алтая «длиннохвостых», прикрытых для маскировки козьей шкуркой.



АЛТАЙСКИЙ ЭПОС по объему записей значительно превосходит эпическое наследие многих тюркских народов мира, даже «миллионников». Один сериал об алтайских батырах составляет полтора десятка томов. Это только изданных, а сколько еще не расшифрованных записей лежат в архивных фондах! В каждом сказании полным-полно описаний разных спортивных состязаний: борьба-куреш и шашки-шатра, конные скачки и стрельба из лука... Но нигде вы не найдёте, чтоб алтаец, убив даже дикого зверя, стал бы играть с его тушей. Не говоря уж о вскормленных им самим домашних животных. То был бы не просто грех, это было бы сущим безумием.

Алтайцы раньше коз не разводили, считали их посланцами нижних миров. Одно это — знак того, насколько чужда была им эта игра. Уж не говоря о ее смысле, точнее, бессмыслице. Очагом для распространения новой напасти в то время выступило министерство культуры РА. На вид это чисто спортивное соревнование, но чиновники от культуры ради него разодрали без того скудный бюджет сельских клубов. Министр сам возглавил федерацию по козлодранию. И вскоре оказалось, что среди нас вовсе не козлёночек, а целый выводок «кок-бёрю». Что в переводе означает «волк», да ещё голубой!

Азартная игра степняков появилась, скорее всего, в смутные времена средневековья, когда у обессиленных постоянными набегами алтайцев и других миролюбивых народов стали воровать скот. Так тренировались наши недруги, в этом — истоки зарождения и суть игры. И не надо говорить, что это «древнетюркская игра». Тюрки, выйдя из теснин алтайских гор на степные просторы, мало ли кого подчинили и приняли в свой вечный Эль! Я был делегатом первого съезда тюркских народов, проходившего в Анталии. Хотя сами турки были поначалу злейшими врагами тюрков и насильно покорены ими, но теперь они поднимают знамя пантюркизма, на котором изображён волк. Тот самый, в голубом цвете.

У алтайцев, как у хакасов и тувинцев, сохранивших тюркский язык и традиции в чистоте, такой игры не было. Никогда! Пока не появилась эта блудливая идея и не заразила всех нас. Хакасы оказались мудрее, изначально выступив против духовной интервенции в свою республику. Вот что распространило в интернете информационное агентство «Хакассия» 28 июня 2007 года. Речь идет о пресс-конференции в честь 300-летия добровольного вхождения Хакасии в состав Российского государства.

Как сказано в сообщении, «такие прилагательные, как "грандиозное, великолепное, зрелищное и торжественное", сыпались из уст специалиста минкульта на протяжении всего экскурса о грядущих мероприятиях в дни празднования юбилея». В свою очередь, к журналистам была обращена просьба, чтобы они своими репортажами, ТВ-выпусками и статьями не подпортили общего впечатления от праздника.

Неожиданно для аудитории против всякого регламента, с претензией к организаторам праздника, выступил редактор единственной в Хакасии национальной газеты "Хакас Чирi". Максиму Чаптыкову не понравилась часть развлекательной программы под названием «Конный праздник». Виды молодецких игр с участием всадников, по словам журналиста, носят совершенно не хакасские названия. «Что, например, означает по-хакасски «кыс ку», «байга»? Это казахские традиционные национальные игры. А показательная игра "козлодрание"? Для хакасов это не что иное как оскорбление национального самосознания, это равносильно тому, что на русский национальный праздник пригласить какого-нибудь шамана из Нигерии, и пусть он там пляшет», — высказался с обидой редактор.

Из этого сообщения следует, что чуждые сибирякам новшества внедрялись из сопредельных государств под прикрытием знаменательных дат. Видимо, они исходили из одного источника и спонсировались нехило. Вот только хакасские журналисты, в отличие от наших, не стали молчать.



А ПО НАШИМ дорогам рыщет теперь микроавтобус с агрессивной рекламой «кок-бёрю» на боку. Наглядно показывая: зачем выращивать скот, заботиться о нем, не лучше ли своровать? Наши предки верили, что даже дикий зверь попадает под подражание игры. Так это или нет, но теперь волки стали чаще нападать на домашний скот. Особый урон — у онгудайцев, о чём не раз публично сокрушался С.Тузачинов, хотя сам, будучи главой района, открыл ворота этой напасти. Не только района, а всей республики! Как-то раз эл-башчы алтайского народа К.Шилыков в урочище Тотой близ Ело не смог собрать много народу, чтобы потолковать о насущном. В тот день в самом Ело в пику ему проводили соревнования по козлодранию. Не раньше и не позже.

Эта игра – зловещее зрелище. Кони кружатся в бестолковой толчее. Всадники с ожесточением рвут друг у друга тушу, падают с коня, их затаптывают другие. Уже несколько ребят при подготовке к соревнованиям сломали себе хребты и остались инвалидами на всю оставшуюся жизнь. Мне кажется, что стоило бы перед началом очередных баталий из-за козла вынести на поле в носилках одного из покалеченных ребят, чтобы все видели — во что может обернуться эта игра...

Пока же организаторы обещают усовершенствовать правила игры. Видимо, со временем всё будет выглядеть ещё круче. Может быть, отрезанную голову козла надо бросить ребятне? Пока взрослые резвятся на конях, пусть они попинают её вместо футбольного мяча. Злее и черствее будут их сердца, заодно быстрее забудут, что родились в самом миролюбивом народе.

Неоправданную жестокость игры продемонстрировал третий республиканский чемпионат по козлодранию. «Алтайдын Чолмоны» сообщает: «На этом чемпионате не было команды, которая не получила бы увечья…» Подчеркивается, что травмы преследовали команду Беш-Озёка. При подготовке к играм попал под упавшего коня Р.Кертешев, а во второй день состязаний сломал руку в двух местах Н.Тадыев. Но автор репортажей, подсчитывая жертвы жестокой игры, привёл в пример киргизского игрока. Тот остался без одной руки, но ничего, инвалид продолжает играть...

Ещё один пример для подражания он вспомнил с первого чемпионата. Капитан команды Ело Эркемен Тузачинов во время игры был придавлен конём. Его увезла машина «скорой помощи» в Онгудайскую райбольницу. Вскоре он вернулся загипсованный, со сломанными ребрами. Видит, его команда без него проигрывает. Тут он разбивает гипс, садится на коня и вновь кидается в схватку... В итоге команда побеждает. Сценка, скажем, достойная индийского Болливуда: отчаянный витязь тесаком рубит на себе теснящие доспехи и, истекая кровью, вновь бросается в самую гущу боя!

Автор репортажей рассказывает, что здесь впервые алтайский зритель вкусил мясо задранного козла, и это достойно похвалы. Его сварили… журналисты, а затем раздавали сидящим на трибунах болельщикам. Состязания закончились привычным для наших мест ритуалом: победителям вручили призового барана. Но было бы последовательнее, как мне кажется, если бы им отдали того самого козла, за которого они так рьяно сражались. К тому же «отбивная» из него практически готова... Но, правда, это было бы то же самое, как если бы вместо коня на чествовании юбиляра заколоть корову — как на поминках. Нет, алтайцы ещё не разучились отличать благородное животное от презренного! И одно это уже обнадёживает.

У алтайцев есть свои виды конных состязаний, где требуется мужество и отвага. Та же объездка лошадей. Заарканить дикого коня, оседлать его, и главное - удержаться некоторое время в седле — всё это сопряжено с немалым риском для жизни. Но цели благородные: укрощенный конь и всадник становятся верными друг другу попутчиками на всю жизнь.

А чем заканчивается козлодрание? Как растолковали моим землякам там, за российскими пределами, после игры победители с торжеством варят в казане тушу козла. Добытое в доброй драчке мясо им кажется особенно вкусным. Но, как я уже сказал, алтайцы считали козла выходцем из тёмных низов, а значит, еда из его мяса не кошерна. Манящий вкус истоптанного копытами, вывалянного в грязи блюда может быть лишь в одном — когда обожают всё чужое, не своё.

 

ЕСТЬ иноземное звучное слово, ставшее нам почти родным — терминатор. Так именуют железных киногероев из популярных американских боевиков. Это более поздняя версия старого забытого слова. Было время, когда оно означало границу между освещенной и неосвещенной частями поверхности планет или их спутников, Там, где сходятся свет и тьма, там и находится терминатор.

А знаете ли вы, что есть и алтайский терминатор?

Чудное это место! Спускаясь в преисподнюю, именно в такое место попадают алтайские баатыры в героических сказаниях. Но прежде они кладут на скакуна седло весьма своеобразно – задом наперёд. Только так можно пересечь границу двух миров. Здесь, на стыке света и тени, творится такое, о чём можно лишь мечтать: наказывается зло и вознаграждается добро.

Под рокот струн своего топшура сказитель А.Калкин в героическом эпосе «Маадай-Кара» так описывал эту волшебную страну:

Поехал дальше, увидал
Наш богатырь у трёх дорог:
Какой-то человек скакал,
Как рыба, пойман за крючок
За волочащийся язык,
И, издавая жуткий крик,
Он бегал, разевая рот,
От юрты к юрте взад-вперёд.
«За что на муки обречен?» –
Алып у скакуна спросил.
«За сплетни мучается он», –
Конь белогривый пояснил.

Далее следовали видения, одно краше другого: вот висит подвешенный на сук за длинные уши любитель тайком подслушивать, а там сидит соглядатай с погасшим взором, два верхние века его пришиты нитками к бровям. Все эти муки они «заработали», живя в лунно-солнечном Алтае. Это не обитель зла. Зло торжествует на земле — здесь же ему воздают должное. Да так, что  позавидовала бы святая инквизиция.

По такой галерее поучительных картин стоило бы провести экскурсию для некоторых моих коллег-журналистов. Чтоб знали, что бывает, если кляузничать почём зря.

Право же, нелепо выглядят попытки разоблачать меня по пустякам. Так вот, ещё раз повторю суть своей позиции: нормальному алтайцу в голову не придёт убить животное и поиграть с его тушей! Это главная тема, от обсуждения которой всякими уловками пытаются улизнуть в сторону страстные поборники этой забавы.

Почему они не отвечают на мой вопрос: козлодрание — это «просто спорт» или всё-таки сатанинская забава?

Они не могут привести в пример хотя бы одно сказание, где алтайские богатыри играли бы в «козлодрание». Можно хоть как переименовывать эту игру, но её суть останется неизменной: опасная игра с символом потустороннего мира. И, на мой взгляд, в этой игре калечится не только тело, но и души молодых людей.

Тушка обезглавленного козла за день протухает, для каждой тренировки убивать новое животное тоже накладно. Можно было бы набить опилками чучело волка и резвиться с ним в поле — если, конечно, не бояться мести легендарного предка всех тюрков. Хотя бы выдуманное название чем-то обосновали. Или всё же каждый раз требуется новая кровавая жертва?



ЭТУ ИГРУ
, по мнению одного моего земляка поистине богатырского телосложения В.Борбуева, явно насаждают нам со стороны. Обо всём этом без ущерба для репутации игры лучше было бы поговорить и даже поспорить по-алтайски. Есть вещи, которые не хотелось бы сразу выносить на широкую публику. Но у нас слишком часто царит однобокость, и поэтому приходится обращаться в иные СМИ.

Почему бы не пригласить на разговор в «Алтайдын Чолмоны» редактора хакасской газеты? Он же точно охарактеризовал тлетворную сущность нового поветрия. Поспорили бы национальные газеты двух соседних республик, где проживают родственные народы. Там – «против», здесь – «за».

Но, к счастью, у нас пока еще не все ключевые сёла охвачены этой безумной затеей. И так «некстати» для всех ее пропагандистов - моя статья с призывом одуматься, пока не поздно. Вспомнить, какому животному поклонялись алтайцы испокон веков. Подумать, какие силы стоят за Козлом.

Самая страстная поклонница этой игры из родной для меня школы призналась, что эту игру им навязали, как она выразилась, «сверху». Только и требовали: давайте готовьтесь, выставляйте команду, да не одну. Теперь те, кто втравил их в это дело, стараются уйти в тень, изображая из себя убогих сирот. Хотя спонсоры игры явно не бедны, а для нашего региона даже очень не бедны.

Вот сообщение из «Алтайдын Чолмоны»: к предстоящему Эл Ойыну город готовит собственную команду по козлодранию. Будет всё: транспорт, спортивные костюмы с касками, а в случае успеха – всевозможные вознаграждения. Вот только ни одного «голубого волка» в столице республики пока не отыскали.

На последних играх Горно-Алтайск вышел на первое место благодаря нанятой команде из Онгудая. Деньги стали решать всё. А мне твердят: это всего лишь спорт... Раньше во время школьных олимпиад, в случае обнаружения подставного игрока, его тут же изгоняли из команды, а всю команду – из игры.

Ещё совсем недавно моё родное село было образцом честности и порядочности. Теперь, пожалуй, не осталось семьи, которая не пала бы жертвой поголовного воровства скота. Причём режут и тащат скотинку не варяги из преданного анафеме соседнего края, а свои же соседи и родственники.

Однажды мой дядя заметил, как в сумерках в его овчарне несколько парней аки волки хватали овец и ловко забрасывали в кузов грузовика. Каково было его удивление, когда в одном из них он узнал… своего сына! Вот и выходит, как я уже писал, не только волки уничтожают наш скот — рядом с нами стали жить волки-оборотни в обличье человека. И новая игра только подогревает низменные страсти.

…Вот так и пришли на священную землю Алтая «длиннохвостые», прикрываясь для маскировки козьей шкуркой.

2010, январь-февраль.

Фото: Евг. Бутушев  &  Ал. Тырышкин.

 

Бафомет Элифаса Леви

На руках у изображенного зверя с головой козла написаны латинские слова SOLVE (распадаться) и COAGULA (застывать). В средневековом Ордене тамплиеров использовался в качестве имени одного из языческих богов, которому, согласно расследованию Инквизиции, поклонялись предшественники масонов.

В Бафомете священники увидели самого дьявола и обвинили тамплиеров в ереси, после чего глава ордена Жак де Моле и всё его руководство были сожжены на костре, а остальные сбежали. Есть высокая вероятность, что часть тамплиеров оказалась в азиатских странах.

В новейшей истории божество с головой козла «воскресил» Элифас Леви, изобразив его на XV аркане своей колоды Таро, на карте, соответствующей Дьяволу. Впервые в истории христианства в открытом источнике она появилась на страницах его книги «Ритуал и догма высшей магии». Слово «Baphomet», прочитанное справа налево «Temohpab», есть нотарикон следующей формулировки: «Templi omnium hominum pacis abbas», — что в переводе с латинского означает: «настоятель храма мира всех людей».

Голова козла, вписанная в пентаграмму, изображает Козла Мендеса, символ египетского Нетер Амона, которого именовали «скрытый, что пребывает во всех вещах, суть всех явлений»; таким образом, Нетер наиболее близок к Тёмной Силе, которая пронизывает и движет всю природу.

Изображение Бафомета в виде двуполого существа с головой козла, впервые сделанное Элифасом Леви, считается наиболее популярным обликом дьявола:

— Голова козла
— Тело женщины (материнство)
— Раздвоенные копыта
— Пара крыльев
— Свеча на голове
— Символ открытия, объединяющего мужскую сексуальную потенцию с четырьмя элементами и интеллектом.

Символом сатанизма Козлочеловек стал после того, как ЛаВей сделал его символом «Церкви сатаны». В наше время «Печать Бафомета» считается основным символом сатанизма.

Первое подобие изображения «Печати Бафомета» — козлиная морда в Пентаграмме — появилось в книге Освальда Вирта, посвящённой масонству. Более приближенное изображение в виде козлиной морды в пентаграмме, обведённой двумя кругами с надписью «Левиафан» между кругами, появилось в книге Мориса Бэсси «Иллюстрированная история магии и сверхъестественного», издана на английском (1964) и французском (1961).

С февраля 1970 года новому символу стали поклоняться все члены Сатанинской церкви, а широкой общественности символ Бафомета стал известен с изданием Сатанинской библии (декабрь 1966 года). В 1981 году Церковью Сатаны была подана заявка, а в 1983 году была получена торговая марка на использование этого символа.

Среди наиболее ярких приверженцев Сатанинской церкви — «голубая» поп-звезда Элтон Джон, сделавшая «печать Бафомета» личным гербовым знаком.

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?