«Я – по жизни с улыбкой!»

Екатерина Сергеева
03.02.2013

Просмотров:

2169

Публика, любящая танцы «Алтама», прекрасно знает Дарью Кархоткину – одну из его солисток. Легкая, улыбчивая, задорная – образы, с которыми она выходит на сцену, сразу запоминаются. Чтобы подарить красоту танца зрителю, настоящий артист непременно проходит школу закалки, но радость сцены окупает всё. Беседуя со мной, Дарья делится позитивом, который в ее «исполнении» стал уже качеством характера, помогающим настроиться на нужный лад, превозмочь трудности. А характер – есть, и он позволяет артистке  профессионально держать себя в тонусе, ну а профессия, в свою очередь, также «делает» характер. Об этом взаимодействии и других любопытных моментах творческой жизни Дарья Кархоткина  рассказала в интервью.


 Дарья, как вы попали в «Алтам»?

— Я – из Рубцовска, в национальном театре танца работаю с 2009 года. Слышала о коллективе еще до знакомства с ним – в Барнаульском краевом колледже культуры со мною в группе училась Любовь Турыгина, которая работала в «Алтаме». Мы с ней тесно дружили, я приезжала сюда – очень люблю природу Горного Алтая, здесь отдыхаешь душой и телом. На предложение поработать в «Алтаме» решилась, не раздумывая. Тогда я работала репетитором в народном коллективе и в детском саду – после окончания колледжа... Приехала сюда, прошла стажировку, влилась в коллектив… Здесь осталась, и живу четвертый год, и все прекрасно!

 Предполагаю, что осваивать алтайскую хореографию было не так просто. Когда поняли, что получается?

— Алтайская хореография для меня была открытием – я не видела до этого ничего подобного, не понимала, что это такое. Необходимо было напитаться духом этих танцев, чтобы понять их. Года два с половиной я растанцовывалась. Самый первый номер, в которым я участвовала, был «Куу-кыстар» («Девушки-лебеди»), а дальше «пошло и поехало», номер за номером…

В первый же год, когда приехала сюда, попала в заграничную поездку с «Алтамом» – театр танца отправился в Италию. Мы ездили на три недели, и это было незабываемо. До сих пор вспоминаю! Это были первые впечатления о Европе, общение с коллективом, какие-то совместные открытия. Такие поездки делают нас еще более сплоченными, настоящей командой…

— Мыслей о продолжении учебы после колледжа не было?

— Я думала, что после колледжа отправлюсь в академию. В дипломе у меня были пятерки и четверки: пятьдесят на пятьдесят. Мама сказала – что хочешь то и делай. И я подумала, что, если так люблю учиться, то учебе надо отдаваться  полностью. Есть те, кто учится и работает, но учеба при этом страдает. Решила в тот момент выбрать работу. Но диплом в академию сдала, а потом «передумала» и через год попала в «Алтам»…

— Если бы вдруг задумались об учебе в академии сейчас, какое бы направление предпочли?

— Это была бы современная хореография. Так как я «народник», то освоить алтайскую хореографию для меня оказалось возможным. Будь я «современником», это было бы гораздо сложнее. Любимым направлением в колледже был народный танец, с академической основой – это позволяет легко освоить и современные направления. И современная хореография, конечно, очень привлекает, тем более что «Алтам» часто готовит для зрителей концерты-шоу с включением в программу таких танцев, в репертуаре их немало…

 Дарья, кто-то помогал вам сделать профессиональный выбор в жизни?

— Я с пяти лет занималась самодеятельными танцами. Параллельно шли занятия музыкой… Сколько помню себя, все время участвовала в конкурсах – хореографических, вокальных… Мне очень нравилось танцевать, и мы говорили об этом с мамой. О том, что мама подала документы в колледж, я узнала, когда это уже произошло. Я прошла экзамены, и меня приняли на бюджетное отделение в числе еще нескольких поступавших из общего количества – а было 45 человек. Конечно, я была очень рада! Наверное, мама интуитивно почувствовала, в какую сторону мне нужно «двигаться»…
В колледже все дни полностью отдавались учебе. Первые полгода были скучноваты, больше теории, а вот со второго семестра занятия стали более интенсивными. На втором курсе меня уже стали замечать, брать во все номера отчетных концертов. С 55 кг я сбросила вес до 45 – было немало нагрузок, стрессы. Тогда же встретила первую свою любовь, что тоже добавило переживаний...

 Я помню, как примерно год назад показали премьеру спектакля «По зову сердца» с вашим сольным исполнением, а потом объявили, что вы работали в нем с переломом ребра! Как это произошло?

— Спектакль «По зову сердца»… Мы тяжело шли к нему, что-то не складывалось. В этом спектакле нужно переживать боль, эмоциональное напряжение. Тема войны, она такая… Может, по этой причине и у нас в процессе подготовки не обошлось без боли?

Сначала Эдуард Кызылов, режиссер спектакля, с которым я должна была солировать в дуэте, сломал кисть, приземлившись с поддержки в процессе репетиции. В это время приехал Айхан Шинжин, и ему пришлось выручать наш спектакль. Мы начали работать каждый день – с утра до ночи… За два дня до спектакля на одной из поддержек и пострадало мое ребро. Это была моя вина. В поддержке необходимо собрать мышцы, а я – выдохнула, и кисть Айхана вошла мне под ребра… Раньше я уже ломала это ребро, поэтому тут же пришла мысль о переломе, стало плохо, не могла вдохнуть… В театре была врач, она посмотрела, сказала, что предположительно перелом. Но до спектакля осталось два дня, нельзя было все бросить, спасовать. Пришлось терпеть, колоть обезболивающее, и так выходить на сцену. Танцоры всегда жертвуют собой. Всегда и везде. И на премьеру я вышла. Для меня это было победой, я отработала. Если ты танцор, будь сильным, иди до последнего, переступая через боль... После этого мы отправились на гастроли, и только потом я сделала снимок в больнице – оказалось, что был все-таки ушиб. В больнице ко мне подошла женщина и спросила: «А вы Дарья? Это вы танцевали спектакль «Голос сердца»? Я обрадовалась, и в тот момент мне показалось, что боль уходит быстрее…

 Николай Цискаридзе сказал в каком-то интервью: «балет» от слова «боль». Вот такая игра слов. Танцоры, кажется, привыкают к боли?

— Ты через все переступаешь, такая наша работа. А вообще боль, наверное, доказательство того, что ты живой. После интенсивных репетиций это так приятно: ощутить, как ноет тело. В этот момент может появиться новое дыхание, и ты думаешь, что можно было бы еще поработать. Если чувствуешь боль, понимаешь, что ты живешь. Так говорил один знаменитый спортсмен. Мазохизм какой-то получается. Но и танцору без этого никуда: мы мучаем тело, и нам здорово от этого.

— А иногда, наверное, так хочется отдохнуть…

— У нас нет времени для отдыха. Конечно, хочется отдохнуть, полежать, расслабиться. Но если такая неделя случится, ты полностью выбьешься из колеи, и  тело станет будто не твое. Ты можешь трудиться, трудиться, отлично подтянуть тело, потом четыре дня расслабления, и тонус легко теряется. И снова начинаешь все заново. Если ты будешь «в полную ногу» работать, как на репетициях, так и в концертах, то всегда будешь в тонусе. Плохо работаешь – мышцы не те. Стараюсь не давать себе послабления. Каждый вечер подхожу к зеркалу и смотрю, что не так – я очень придирчивая.

— А диеты? Как с ними?

— Я заставляю себя придерживаться диеты. Мучного не ем, наверное, полгода.  Майонез, кетчуп тоже давно исключены из моих продуктов питания. Слабость, к которой неравнодушна – газировка. Ем фактически раз в день, плотно завтракаю, а в остальное время чай, сок… Привыкла.

— Дарья, ваша улыбка запоминается сразу – настолько она выразительна! Не может быть, чтобы кого-то она не пленила очень крепко…

— У меня есть молодой человек, и не было концерта, чтобы он не выносил мне цветы. Что удивительно – он также из Рубцовска, но встретились мы с ним здесь, а ведь когда-то в детстве наши квартиры были в одном доме, и мы уже были знакомы… Был такой момент, когда он меня очень удивил! Сказал, что хочет ходить в хобби-класс, который ведет Байрам Вячеславович, и меня пригласил. Я ответила: с удовольствием!

По поводу улыбки. Мне было 6 лет, и в нашем городе был конкурс «Маленькая мисс Рубцовска». К конкурсу серьезно готовились. С нами работали хореографы, учили ходить. В этом конкурсе я стала как раз «Мисс улыбкой». По жизни стараюсь улыбаться, уверена, что «от улыбки станет жизнь  светлей!», и другим желаю, чтобы в сердце была доброта, а улыбка не сходила с лица.

— А грустное настроение может повлиять на исполнение?

— Нет! Образ, который исполняется, помогает перестроиться. Когда я танцую свой номер «Варенька», то из-за кулис выхожу уже не я – становлюсь  ею. Когда костюм должна надевать, говорю: где моя Варя? А когда танцуем чилийский танец, отрываюсь по полной! Чувствую такую свободу, столько куража! Наши образы нас тоже делают…

— Кто вас вдохновляет в профессии?

— Когда мы изучали историю балета, то это была Анна Павлова. Маленькая, такая нежная… Смотришь на ее фото, и кажется, словно она «без костей» - такие покатые плечи, воздушность... Потом моим кумиром была преподавательница по классическому танцу в колледже Олеся Анатольевна Левицкая. Осанка, руки, ноги – все так «подобрано» в природе тела, едино, хорошо… И Айана Ивановна очень восхитила меня! Я смотрела на нее, и думала – надо же,  как много она успевает! Создавать такие танцы, которые теперь известны за пределами нашей страны, а еще написать книгу, постоянно танцевать… Сколько труда, чтобы прийти к этому! И этот артистизм, глаза, умение так себя подать на сцене...

— Когда вы выходите к зрителю на поклон, что чувствуете?

— Для артиста самое приятное – находиться на сцене. Чтобы на тебя смотрели, тебя любили. Когда ты видишь глаза зрителей, такие насыщенные эмоциями, эту радость – иногда в такие моменты так грустно-грустно становится, прямо плакать хочется почему-то… Но так приятно осознавать, что мы востребованы, и нас любят. Это очень важно для артиста, как и понимание, что ты ценен и нужен в своем коллективе…

— Что запомнилось из гастролей по Европе прошлым летом?

— Самые долгие гастроли – длились полтора месяца. Лично для меня было тяжелым переселение из семьи в семью. Каждый раз нужно перестраиваться. Языков не знаем, общаемся на жестах…

В Бельгии все время шли дожди, от этого садился голос. Дожди, каменные дома – это давило, иной раз возникало чувство, что увидишь призраков… Складывалось впечатление, что там живут только пожилые люди. Мы остановились у одной седовласой старушки. Замок из камня, рядом церковь, неподалеку арка – в ней дева Мария с младенцем. Зашли в первый раз в этот замок промокшие, по винтовой лестнице поднялись вверх. Во всю стену – окно, через которое видно пасмурное небо, сад. Огромное круглое старинное зеркало все в трещинках, много фотографий женщин в бальных платьях… До сих пор вспоминаются потрясающие бельгийские вафли, которые попробовали в Брюсселе. Горячие огромные вафли с шоколадом, разнообразнейшими начинками продают с открытых лотков – такая вкуснотища! Кормили нас здорово, но необходимо было следить за собой – ведь нас все время ждала сцена.

Незабываемы встречи – с кубинцами, чилийцами… С большим удовольствием увиделись вновь и пообщались на этих гастролях с башкирским коллективом – с ним «Алтам» встречался в Турции.

— Дарья, а артист – в обычной жизни остается артистом?

— Конечно! На сцене и в жизни, в гримерке и дома! Я иногда, знаете, и дома могу такое придумать… Артист – всегда и везде артист!

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?