Елена Тахтаева: «В культуре Алтая много красоты»

Екатерина Сергеева
22.03.2017

Просмотров:

786



Талантливую вокалистку Елену Тахтаеву наш зритель когда-то узнал по выступлениям на одном из первых проектов «Две звезды», организованном майминским фондом «Перспектива». Бурятка по национальности, она открыла для себя Алтай всего семь лет назад, приехав сюда из Улан-Удэ. Между тем, многие полагают, что Елена – «своя», алтайская исполнительница: песни на алтайском языке пополняют ее репертуар, и она терпеливо выращивает новое поколение вокалистов в Шебалино, в своей студии при Центре культуры, где у нее масса забот. В интервью «Постскриптуму» Елена Тахтаева рассказывает о том, что сегодня для нее является важным в жизни и с какими планами она связывает свое творческое будущее.

- Елена, когда начался ваш путь на сцену?

- В детстве мне всегда нравилось петь и выступать… Со школьного возраста участвовала в КВН, и на этом уровне сцена активно вошла в мою жизнь. Я болела этим, и побывала на всевозможных лигах КВН, вплоть до высшей. Видимо, в то время осознанно и пришла к мысли, что музыке стоит посвятить себя профессионально, поэтому уже в подростковом возрасте стала заниматься в эстрадно-джазовой школе «Акцент» в Улан-Удэ. Учила меня очень хороший, сильный педагог Галина Александровна Гаганова – она воспитала многих «эстрадников» Бурятии. Наверное, весь шоу-бизнес там выпестован ею. И сегодня, когда приезжаю в Улан-Удэ, то обязательно прихожу к ней. Она слушает мое исполнение, нередко вносит свои коррективы, к которым я всегда прислушиваюсь…

Эта школа многое дала мне. Эстрадный вокал – дело очень сложное, совмещающее сразу несколько направлений, включая народное и классическое. Выйдя из «Акцента», я владела всеми необходимыми техниками, и логично было бы продолжить свой музыкальный путь, тем более что мне предложили поступать в эстрадную академию, но… вмешался папа. Он скептически отнесся к этой идее, говоря, что творческой профессией прокормить себя сложно и настоятельно посоветовал выбрать что-то более жизненное.  Папа военный, юрист, и, конечно, рассуждал вполне четкими категориями.

- И вы послушались?

- Да. В результате получила высшее экономическое образование в НГУ. Дальше начались творчество и бизнес. В бизнес я ушла с головой, начав карьерный рост в одной из крупных компаний в Улан-Удэ, в которой за год выросла до генерального директора. Параллельно занималась вокалом, выступала и подрабатывала в ресторанах, считая, что такой опыт будет полезен. Все это было очень интересно и соответствовало моей натуре, которая всегда с большим увлечением берется за новое. Однако со временем бесконечные командировки, постоянное общение с директорами предприятий и предпринимателями привели к пониманию, что жизнь не может вместить все и сразу: бизнес бизнесом, а душа – душой, и надо определяться с этим. Поэтому говорю спасибо судьбе – благодаря замужеству я оказалась здесь, на Алтае, и нашла себя как работник культуры, как творческий человек и артистка. Думаю, неслучайное «совпадение», что я семь лет назад приехала в Шебалино, на родину мужа – в Шебалинском районе родилась и выросла также моя мама. Она из села Шаргайту.

- После Улан-Удэ жизнь в алтайском селе не показалась скучноватой?

- Вы знаете, мой муж – кремень, настоящий алтайский батыр. Он относится к категории людей, которые считают, что «где родился, там и пригодился». Истинные алтайские мужчины возвращаются на свою родину и живут здесь. Это его выбор, и я как жена с ним согласилась. Мне сложно было вначале, и до сих пор бывают мысли о том, что где-то может быть лучше, где-то другой масштаб для самореализации. Но Шебалино уже прикипело на сердце…

Меня много что здесь удерживает. Мой коллектив, мои дети, с которыми я занимаюсь в студии эстрадного вокала «Акцент» – я назвала ее так специально, чтобы ощущать связь со своей бурятской школой. Ребята у меня очень талантливые, и я точно знаю, что если уеду из Шебалино, с ними никто не будет работать. А ведь это великое счастье и большая ответственность – заниматься с детьми. Одна из моих учениц окончила уже академию культуры в Барнауле и открыла там свою вокальную студию. Она, по ее признанию, сделала это, потому что в моем лице увидела пример.

Студия работает при Центре культуры, где я – замдиректора, курирую коллективы района. Сельская клубная система – очень специфичное дело. Человек в сельском клубе – универсальный. Наши клубники – низкий им поклон! – многое могут. Некоторые десятками лет работают в этой системе, отдавая себя всецело своему делу. Это заслуживает большого уважения.

- Елена, вы стали узнаваемой зрителем после победы в проекте «Две звезды» в начале десятилетия. Получается, что эта победа  случилась фактически сразу после вашего приезда сюда…

- Конечно, я отлично помню наше выступление с Татьяной Архиповой и «Алтамом» на этом проекте. Песня «Если хочешь любить – люби…» тогда запомнилась многим, и мы постарались сделать все для этого. Когда мы готовились на финал, нас очень поддерживали друзья-бизнесмены, Алена Челтуева. Тогда была поставлена цель взять Гран-При, и, честно сказать, это по моему характеру – я привыкла выигрывать... До этого за спиной было уже столько удачных выступлений на конкурсах разного масштаба, в том числе и международных, что участие в проекте «Две здезды» стало делом принципиальным – или всё, или ничего. Номер вместе с «Алтамом» и эффектными костюмами получился шикарный. В танце солировали Эдуард Кызылов с Жанной Чичиновой. Было очень красиво…

Знаете, до того был период, когда я не пела. Нигде не пела, даже в компании не афишировала, что пою. И вот на проекте «Две звезды» я вспомнила, что сцена – это мое, что я артистка, творческая личность, и я поняла, что мне обязательно нужно сольно заниматься. Решила, что должна заявить о себе. Самолюбие сыграло в том плане, что моя бурятская вокальная школа – хорошая, и забывать об этом нельзя.

- За эти годы у вас сформировался свой репертуар?

- Он складывается… Одну из первых песен подарил мне известный автор Ирина Кензина – родом она из Улагана, а сейчас живет в Киргизии. Сложно было учить ее, потому что там теленгитский язык, но я выучила. Над алтайскими песнями тщательно работаю – хочется исполнять чисто. Влад Санашев, Анатолий Чесноков также подарили мне песни. Рада совместной работе с Азулаем Тадиновым и Добрыней Сатиным. На русском исполняю авторские песни Павла Карелова. Сейчас одну из своих песен разрешил мне исполнять известный актер и певец Владимир Брест. Он сотрудничает со студией Виктора Дробыша и отправил мне также аранжировку, за что я ему очень благодарна. Держу эту песню пока «в закромах», хочу презентовать на каком-то масштабном мероприятии. Наверное, сделаю это на «Родниках Алтая». Так или иначе, получается, что я потихоньку переживаю каждую песню перед тем, чтобы явить ее зрителю. И выбираю для этого солидный проект. Один из таких – «Алтай Микс», который считаю самым успешным в республике, и за него хочется поблагодарить Владимира Егоровича и Татьяну Анатольевну Кончевых.

Я бурятка, и, конечно, на бурятском языке тоже исполняю. И молюсь на бурятском, так как буддистка. Алтайский язык более мягкий, и иногда уже у меня получается даже немного думать на нем. Говорить и петь чисто на русском языке – нет проблем, у меня папа, бурят по национальности, всегда безупречно говорил и на русском, и на бурятском. Лет десять назад он принял посвящение в шаманы. Сегодня он понимает, что я занимаюсь своим делом и рад этому, сожалея, что когда-то настоял на выборе практичной профессии для меня. Теперь он считает, что я должна получить еще какое-то творческое образование. Если тому быть, то выбор свой, скорее всего, остановлю на режиссуре. Это мне интересно и, думаю, пригодится. Хочется поставить в ближайшее время спектакль на военную тему к 9 мая. Так, чтобы люди плакали. Чувствую себя человеком разножанровым, хочется проявить еще какие-то грани себя.  

- Кто шьет вам костюмы?

- Щепетильно подхожу к своим сценическим нарядам, и мне очень повезло: в нашем Центре культуры работает Елена Лядина, и она дизайнер по призванию. Мы, что называется, «нашли друг друга» – Лена прекрасно чувствует, что я ожидаю от костюма и к какому стилю стремлюсь в одежде.  Своими нарядами, конечно, хочется выделяться, и она помогает мне в этом – не только сценическими платьями, но и одеждой в повседневности. Один из костюмов придумала для меня Марина Суровцева, и это также талантливо. Радуюсь, когда вижу, что мои платья приводят публику в восторг. Один из костюмов стилизованный бурятский, очень дорогой, тоже запомнился зрителю.

 - Елена, здесь, на Алтае, вы прочувствовали культуру народа этой земли?

- Бурятство у меня в крови, и я заявляю о себе именно как бурятка. Мой папа говорит, что неважно, какой национальности мать, важно – кто отец. Поэтому я понимаю, что являюсь носителем бурятской культуры. Но я  искренне полюбила алтайский народ и болею за алтайский этнос, поэтому с большим интересом изучаю культуру Алтая – в ней много красоты. Надеюсь, что все, чем я занимаюсь здесь, тоже станет частицей моего личного вклада в эту культуру.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?