«Двенадцать месяцев» Каламбины Желтковской

Екатерина Сергеева
27.03.2013

Просмотров:

2765


На прошедшем фестивале «Женщина. Семья. Творчество» наши мастерицы по войлоку показывали свои коллекции костюмов, картины, панно и другие авторские изделия, которые, уже по свидетельству времени, востребованы и у гостей республики, и – за ее пределами, где ценители войлока отмечают особенную художественность алтайских работ, созданных из этого материала.

Ровно год назад случился проект «Алтайский войлок: Новые имена» - успешные начинания мастериц были очевидны, и сегодня они продолжают расти в своем профессиональном отношении к любимому делу. Рамки фестиваля «Женщина. Семья. Творчество», организованного Палатой ремесел РА, правительством республики и общественной организацией «Женщины Алтая», вместили и тех, кто чудесно рисует, создаёт оригинальные изделия из бересты, керамики и других разнообразных материалов, включая затейливое по своему оформлению авторское мыло. Публика была очень увлечена, любуясь оригинальными поделками, удивляясь неожиданным творческим решениям.

Замечательному по задумке фестивалю, увы, пришлось пройти испытание отдельными слабо организованными моментами. Здесь пострадали, на взгляд многих, два пункта. Малый зал не был готов вместить всех желающих посмотреть конкурсное дефиле – «посадочных» категорически не хватило, зрители стояли в проходах, а это, пусть и отдаленно, но напомнило условия сельского клуба. Бурное внимание к новым коллекциям из войлока – безусловный плюс. Отчего было не предоставить большой зал, где несколько месяцев назад тот же НТТ «Алтам» благополучно демонстрировал свои наряды, сделав вполне удобный помост в зрительный зал?

Второе ощутимое «но» почувствовали на себе как раз те самые мастерицы, кто в не столь давнем прошлом были обозначены как «новые имена», и благодаря которым о нашей республике заговорили как о месте, в котором стали возрождаться войлочные традиции. Их вписали в конкурсную программу, но позже – поставили отдельно от других участников, правда, вручив дипломы участников. И кому они должны были доказывать, что их труд, оказавшийся «внеконкурсным», также желал быть поощренным?

Ольга и Иван Зиновьевы, Каламбина Желтковская, Айсулу Такина, Айдана Тадыкина – остались «за бортом» конкурсной программы. Они – мастера, зачем оценивать их как-то особо? – так посчитало жюри. Полагаю, грустный осадок несправедливости уже растаял, ибо мотивация к творчеству у этих людей не вырастает лишь из желания оценки кем-то со стороны…

Каламбина Желтковская, автор великолепной войлочной коллекции платьев «Двенадцать месяцев», панно на войлоке по эскизам работ известных художников и многих других изделий делится в интервью своими впечатлениями от фестиваля и рассказывает о том, как войлок вошел в ее жизнь.

- Каламбина, все же чем фестиваль этот хорош, на ваш взгляд, при всех его недочетах?

- Приятно удивили люди на фестивале, которые показали много своих изделий – я не представляла, что у нас столько увлеченных людей! Публика была очень заинтересованная! В рамках городских и республиканских ярмарок уже не хочется выставлять свои изделия, думаю, что рядом с продуктами питания они не вызывают адекватной реакции у покупателя. Тем более, надо признать – наши работы получают более восторженный отклик за пределами республики. Фестивали же такого плана необходимы, чтобы дать возможность мастерам показать что-то новое. Собственно, с этим мы и пришли на него…

У кого-то сдали нервы после подведенных итогов. Признаться, тоже испытала сильную моральную усталость – готовилась очень ответственно, коллекцию делала два года. На подведении итогов нас выделили как «гостей фестиваля», хотя сначала – включили в конкурс. Это было неожиданно. Обидно, конечно, и не только мне одной. Остался от конкурса диплом «За сохранение семейных ценностей и традиций». К сожалению, и телевидение не показало нас, несмотря на то что снимало немало…

Вместе с тем, я, конечно, рада за тех начинающих войлочниц из районов, чьи работы оказались отмеченными. Думаю, для них это будет хорошим стимулом, чтобы двигаться дальше.

- Где еще показывали свой войлок в последнее время?

- Несколько месяцев назад мы выставлялись в Бийске. Наша совместная с Айсурой Тахановой, Айсулу Такиной и Ольгой Саватовой выставка длилась месяц. Публика хорошо приняла работы. Когда оформили зал, посмотрели вокруг – оказывается, у нас есть столько вещей! В Белокурихе недавно были – представляли республику, выступая в качестве алтайского бренда. Оказались востребованными и гостями конференции, и отдыхающими! Приятно было, что поступили приглашения на день города Белокурихи и в соседние регионы.

- Как возникла идея коллекции, которую вы показали на фестивале?

- Начну с момента, когда всё началось. В позапрошлом году у меня была выставка в Центре народных ремесел «Энчи». После – были поездки в Хакасию и Тыву. В Тыве посмотрели коллекции министра культуры Вячеслава Донгака – удивительно творческого человека! Они нас очень восхитили! Порадовало и то, как приветливо нас там встретили – Вячеслав Октябрович тепло отнесся к нашей делегации, уделил время общению с нами, сделал комплименты алтайскому войлоку. Наши работы были отмечены в одной из престижных номинаций – «Художественная обработка войлока».

Коллекции, автором которых является Вячеслав Донгак – одна лучше другой! Мы тщательно посмотрели эти работы, и были взбудоражены возможностью создать какие-то свои авторские вещи. Когда ехали обратно, многие из нас уже рисовали эскизы… И год назад мы уже показывали кое-что на проекте «Алтайский войлок: Новые имена», который поддержало тогда наше Министерство туризма…

На снимке - из коллекции Вячеслава Донгака:



Работа над коллекцией «Двенадцать месяцев» развивалась по мере моего движения в жанре войлока. В ней присутствуют разные приемы работы с материалом. Вышивка шерстью, объемные цветы из буклированной пряжи, узоры из камней, вышивка бисером, тесьмой и т.д… «Озарения» в процессе работы бывали такие, что сон перебивали, надо было встать ночью и зарисовать идеи. Это знакомо всем творческим людям… В основу платьев взят футляр. Хотелось показать современный вариант войлочных нарядов. Не стала «нырять» в «этнику», несмотря на то что мой папа поделился со мною эскизами своей коллекции, как раз в этом ключе сделанной. Папа, Чингиз Бадмаевич Шонхоров – художник, член Российской Академии художеств. Мама, Валентина Григорьевна Киндикова – тоже творческий человек, режиссер-постановщик, работала на радио и телевидении. Я оценила папину помощь, но в целом – очень хотелось придумать именно свое…

- У вас есть художественное образование?

- Профессионального образования нет, но к войлоку меня привело определенное чувство. Я – человек ищущий. У меня есть стопка «корочек» об оконченных специальностях: продавец, кулинар, кондитер, бухгалтер, юрист… Увы, все они для меня остались лишь бумажками. Поколение переломного момента, к которому себя отношу, сначала вперед «убежало» деньги зарабатывать, дом строить, машину покупать. А потом задумалось о том, чего требует душа. Семь лет продавала мясо на рынке, но надеялась, что повезет заняться тем, что всерьез увлечет…

Родив ребенка, поняла, что все еще ищу то, что будет мне близко. И вот как-то пришла на выставку ремесленников. Там и поняла, чем хочу заниматься. Это случилось несколько лет назад. У улаганцев увидела выжигание на войлоке… Пересмотрев всё, на следующую выставку пришла уже со своими подушками-думками из текстиля. Они были украшены различными способами. После захотелось делать картины из войлока… Помогла как-то передача, где показали фельцивание – валяние из непряденой шерсти. Я заказала иглы для фельцивания в интернет-магазине. Первые пробы были на очень грубом войлоке, в котором попадались и кусочки стекла, и дерева. Иглы ломались. В библиотеке нафотографировала рисунки из книг с алтайскими сказками и сделала свою первую работу по мотивам одной из них. Получилось хорошо. Это было первое панно. Тогда же придумались удобные рамки, которые позволяли бы скатать войлок в рулон. Мама подсказала такое функциональное решение…

Я многое делаю интуитивно – сочетаю цвета и материалы. Войлок любит все-таки природные материалы, несмотря на то, что с ним очень много экспериментируют. Кость, кожа, камни, волос, глина, перья очень органичны в качестве украшений на войлоке… Иногда собираю самые разнообразные вещицы, которые могут потом пригодиться в оформлении работ. Однажды мне попалась в деревне уздечка – казалось, запах лошадиного пота намертво впитался в нее. Я сразу же взяла ее для одной из своих работ, и она очень хорошо вписалась в общее оформление!

- В прошлом году мастерицы по войлоку показались в Москве. Хорошо вас приняли?

- Нас замечательно приняли, встретили. Но это было корпоративное мероприятие для «Ситибанка». Баннер висел огромный, но не все, к сожалению, могли просто так прийти и посмотреть нашу выставку…

Очень здорово, что в команде мастериц мы все дополняем друг друга по каким-то качествам, и это проявляется на общих показах. При этом нет ощущения конкуренции, поскольку у каждой – свое направление. В прошлом году было создано некоммерческое предприятие «Алтайский войлок», куда вошли наши мастерицы. Я отправилась в «вольное плавание». У нас с супругом – семейный тандем, и мы придумали ему имя «Айкумена». Название похоже на имя девушки, а между тем, это переигранное греческое «ойкумена» – освоенная человечеством земля, прародина предков.

- Вы делаете свои войлочные картины по эскизам работ известных художников. Самой рисовать не хочется?

- Мне нравится работать по эскизам мастеров – вдохновляет искусство Юрия Бралгина, Даши Намдакова, Зорикто Доржиева… Папа нацеливает меня на собственное творчество в этом плане. Возможно, так и случится. Я копировала на войлоке и папины работы. Например, есть фрагмент из бурятского эпоса – Гэсэриады, к которому он рисовал. Папа – очень прямолинейный человек и сразу говорит все замечания. Я полагаюсь на его советы, ведь они – высокопрофессиональны.

- Каламбина, традиционный вопрос о планах…

- Меня пригласили в конце марта в Новосибирск на мероприятие, связанное с показом театральных костюмов. Оно пройдет в торгово-развлекательном центре «Ройял Парк». Думаю, что моя коллекция «Двенадцать месяцев» органично впишется в ряд других, которые будут представлены там…

Есть планы вести какую-то общественную работу и делиться опытом, секретами мастерства. Я уже выезжала прошлым летом с Палатой ремесел и ОО «Женщины Алтая» с мастер-классами в Усть-Коксинский и Майминский районы. Понравилось, как откликается местное население. Хочется продолжать мастер-классы – вдруг еще кто-то вдохновится войлоком, декоративно-прикладным искусством и тоже захочет творить? Есть желание работать с детьми, обучать их, сотрудничать с художественной школой и школой искусств…

Есть идеи создавать предметы интерьера – светильники, торшеры, ширмы. А еще – палатки, где вместе с войлоком были бы использованы высококачественные новые материалы. Словом, планов – «громадье», хватило бы времени. В «Айкумене» уже есть большая мастерская. Надеюсь, она – начало нашего будущего творческо-туристического комплекса, который сможет привлечь гостей Алтая и тех, кому интересно войлочное ремесло и всё, что с ним связано… Желаю творческого роста всем занимающимся с войлоком – и начинающим, и опытным мастерицам, ведь этот благодарный материал способен открыть хорошие перспективы тем, кто имеет терпение и тягу к красоте…

На первом снимке: Каламбина Желтковская (слева) – автор войлочной коллекции платьев «Двенадцать месяцев».

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?