Чемальский район в стихах и прозе

Николай Витовцев
17.02.2016

Просмотров:

1439



Минувший 2015 год был объявлен Годом литературы в России, и достойным его завершением для жителей Чемальского района стал выход третьего сборника стихов и прозы под редакцией Людмилы Голонягиной, известной в Горном Алтае журналистки. Для нашего времени, когда многое (если не всё) оценивается с точки зрения выгоды, доходности, прибыли и всего такого, выход литературно-художественного альманаха (да еще в сельской местности!) подобен настоящему подвигу во имя Слова.
Слова, которое остаётся живым.

Шагаешь ты по жизни гордый, смелый.
Спины не гнёшь под тяжестью судьбы.
Но жизнь своим кнутом окостенелым
Пытается спихнуть тебя с пути.

Ну а когда навстречу ветер шквальный —
Ты, спотыкаясь, падал, но вставал.
И, устремив вперед свой взгляд печальный,
Преграды на пути своем сметал!

Так пусть во мраке звездочка зажжется,
Во мраке лабиринтов на пути.
И ярким-ярким лучиком прольется,
Указывая путь, куда идти.

Так написал в своем стихотворении «Путь» Евгений Войченко, уроженец села Барагаш Шебалинского района. Детство и юность прошли в Камлаке. До перестройки в 1983-1985 гг. служил в армии, а с 1986 года по настоящее время проживает в селе Чепош. Сам не знает, что с ним случилось, но однажды он вышел из многолетнего молчания и начал писать стихи, с 2004 года.

Имя Василия Голованя известно всем, кто бывает в Городе мастеров, построенном в Аскате. К нам на Алтай Василий приехал из Запорожья, где рос и воспитывался в рабочей семье. Он много путешествовал, побывал в разных местах, и однажды с женой Ольгой они решили отказаться от городской жизни и увезти детей в чистое место. Он проповедовал:

Слышишь, ангелы поют
И уносят наши души?
Сердце Богу ты открой
В тишине, и слушай, слушай…
Как бежит, шумит Катунь —
Дочь Белухи и Алтая,
Нам неся Любовь и свет,
Жарким летом остужая.
Как играют облака
На заре и в час заката

И меняются леса
От зеленого до злата.
Воздух словно бы нектар,
Сотканный из ароматов
Тысячи цветов и трав.
Пьешь его как Божий дар!

«Двенадцать лет назад я приехал на Алтай, - пишет Дмитрий Иванютенко, («Турбаза Катунь»). – Берег Катуни, эти горы – стали родиной для моих детей. Я благодарю судьбу, которая занесла нас сюда и всё время думаю о том, как сохранить в чистоте эту божественную природу. Больно мне читать на страницах газет и обочинах дорог бесчисленные объявления: «продам сельхозугодия»; «продам участок земли на берегу Катуни»; «продам землю дёшево». Это звучит так же дико, как: «продам воздух» или «продам звёзды».

Летом я познакомился с человеком, который приехал на Алтай с целью купить дом или участок. В какую бы деревню он ни заходил, тут же находилось множество желающих продать ему землю с домами и без. Один весёлый мужчина из Аноса сходу предложил ему аж 4 гектара вместе с лесом и ручьем. «Все бумаги в порядке!» - радостно заверил он.

Стало классикой жанра «выбить» участок, тут же продать его и купить машину. Не секрет, что многие автомобили в нашем районе имеют чисто «земное» происхождение. «Вон «земля» поехала!» - шутит один мой знакомый. Люди думают, что сев за руль, они выросли в глазах окружающих, подняли свой социальный статус. На самом деле кем они были, тем и остались. Что такое машина? Игрушка для взрослых. А истинное богатство народа — вековые леса, красивейшие берега рек, пастбища, покосы — дробятся на кусочки и огораживаются заборами.

Пройдет 20-30 лет, и разбросанные по свету потомки сынов гор, забывшие свой язык и традиции, будут с горечью вспоминать, как лихо торговали землёй их отцы и деды. Где тогда будут те машинки?!»   



Я забыл Все Слова,
Кроме самых Простых.
И Я стал как Собака,
Язык - Моё Зло.
Но открылись глаза,
Поглазеть в Небеса.
Я уставился в Синь,
И Меня Унесло...

Так написал Николай Лукаш, автор-исполнитель из Аската, где живет с 1999 года; занимается музыкой и известен как художник-оформитель (фриланс). И здесь же, в Аскате, жил до августа 2012-го Евгений Оберенко (творческий псевдоним - Бермуд), уроженец Красноярска. За свою, полную приключений жизнь, он исколесил страну вдоль и поперек, но прибежище свое нашел в Горном Алтае. Где прожил последние 16 лет жизни. Кем он был? Музыкантом? Путешественником? Печником, каких поискать? Или, может, актером? Спелеологом и альпинистом? Да! И, конечно, поэтом.

Идейное содержание философской лирики Бермуда значительно своим разнообразием, в его строках мы видим размышления о вечности существования, о безнадежно одинокой Душе, жаждущей нового и неизведанного, о невозможности до конца объяснить себя даже близкому по духу человеку. Так сказано в предисловии к стихам поэта, ушедшего от нас так же неожиданно, как пророчил в своих стихах:

И нахлынуло...
Гладь блестящая...
Можно сразу вниз головой.
Тишина нависла звенящая.
И откликнулось тишиной.

Задыхаюсь...
Не надо белого!
Я устал, я хочу домой...
Ладно, хватит.
Этого не было.
Если было, то не со мной.

Слёзы высохли.
Горечь кончилась.
Это просто туман в окне.
Недосказанность...
Многоточие...
Как полотна Клода Моне...

Сергей Ситников родом из Астаны, нынешней столицы Казахстана. Преподаватель английского и немецкого языков. В 1983 году получил в Алма-Ате дополнительное образование инструктора горного туризма и альпинизма. В середине 90-х годов учился в немецком Ганновере. Работал в школах и спортивных организациях. А сейчас живёт в Узнезе.

Однажды они играли с Дмитрием Иванютенко на сцене сельского театра в спектакле по бессмертному «Дон-Кихоту» Сервантеса, и один из них был «рыцарем печального образа», а другой жил на сцене в образе Санчо Пансы:   

Закат
над горной тайгой.
И вечер засветился
первой звездой.
Внизу шумит
речной перекат
и где-то там -
Аскат.

И там
старый клуб.
Простой и серый
деревенский сруб.
Дым из трубы,
а из двери пар,
и в нем живет театр.

Алонсо Кихано примеряет доспех.
Трактирные девки рассыпают свой смех.
Сейчас
         волопас
                     будет бить
                                        Дон Кихота

За белой кулисой в смятенье стою.
Бискаец готовит саблю свою.
Всё, тихо!
Здесь выход
             толстого обормота.

Театр,
          роль,
                  как жизнь...
Играй, шути и оплеухи держи…
На всё
           найди ответ
                           всех выручай
                                           без разбора…

И цыпа-цыпа служанка зовет.
И Санчо Панса выходит вперед
и черным
             лаком
                      вдали
                                  блестят
Очки режиссера…



А название сборнику дала одна из стихотворных строк алтайского поэта Алексея Тадинова. Он родом из Еланды, пишет стихи и сочиняет песни, его знают в республике как талантливого автора-исполнителя собственных песен. Член Союза писателей России, автор замечательного сборника стихов «Монолог горного ветра».

«Танго падающей воды» — одно из его стихотворений, представленных в альманахе:

Гладь воды в неподвижности томной.
Ждет рассвета холодный туман.
И смолою застывшею, темной
Спит безмолвия океан.

Будто нет здесь ни жизни, ни смерти,
Мертвый космос до самого дна.
В отражении дальних созвездий
Медитирует Будда – луна.

Но воды неподвижность условна,
Неподвижны лишь берега.
За границею сна и покоя
Зарождается жизни река.

Вот все ближе и ближе к обрыву,
Все сильнее потока струна.
И, подобно вселенскому взрыву,
Тишину разрывает волна.

Под неистовый рев водопада,
В брачном танце земли и воды,
Торжествует салют звездопада,
Небосвод до последней звезды!

Солнце дарит сияние спектра,
Словно брызги шампанского ввысь,
Аргентинское танго рассвета
В водопаде по имени жизнь!

Он же плачет, и он же хохочет –
Порождение капель дождя.
Под плотиною грозно клокочет:
«Позовите на танец меня!»

Этот танец, как праздник победы,
Миг удачи над гранью беды,
Пляска жизни и смерти над бездной,
Танго падающей воды…

Юлия Туденева, посвятившая последние годы жизни восстановлению дома-музея Г.И. Чорос-Гуркина в Аносе, однажды написала проникновенное стихотворение, которое называется «Будущим»:

Я до вас достучусь
Всё равно, неизбежно.
Я сегодня учусь
Терпеливой быть, нежной.

Море лжи и болото
Коварства и злобы
Проплыву, проползу
По-пластунски я, чтобы

В поднебесье взлететь
Вашей синею птицей,
В зной пригоршнею стать
Родниковой водицы.

Утомлённый висок
Гладить ласковым ветром
И считать вместе с вами
Пути километры…

Станет слово моё
Вашим другом надёжным,
Может, с ним невозможное
Будет возможным?

Моё слово – любовь,
Всемогуща, нетленна
В вашу светлую новь
К вам придёт непременно.

На фотографиях Светланы Казиной: Голубые озёра Катуни, вечерняя Узнезя, Каракольские озёра и остров Патмос.



ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?