Болот Байрышев: «Этно было, есть и будет...»

Екатерина Сергеева
03.04.2012

Просмотров:

2170


«О чем будем говорить? Я все вопросы знаю наперед...» — немного устало заметил Болот Байрышев, привыкший давать интервью. Написав «немного устало», я тут же засомневалась. Представьте себе человека, который совсем недавно за десять дней дал юбилейный гастрольный тур по восьми городам, и для которого дорога прочно связана с работой. Концерт там, концерт здесь, новые путешествия, свежие слушатели... И без этого творческого напряжения артисту — никак. Болот Байрышев сам в этом признается. Должно быть, здесь можно между «напряжением» и «тонусом» поставить знак равенства. О чем мы будем говорить? Как раз о дороге, о его юбилейном февральском гастрольном туре, о «звездной болезни» и о том, в какие моменты своей жизни  заслуженный артист России Болот Байрышев был особенно счастлив. Беседа получилось тёплой. Именно это и вспоминалось, когда я слушала подаренный мне Болотом, выпущенный в этом году, альбом «Полнолуние», в котором все его песни о самом главном — о любви и родине...


— Болот, Вы остались довольны гастрольным туром?

— Все это началось год назад, в феврале, когда вместе с известным «горловиком» Эмилем Теркишевым и музыкантом, талантливым гитаристом Алексеем Чичаковым из Усть-Коксы мы выступили, дав концерты в Москве, Санкт-Петербурге, Выборге. Мы давно знаем друг друга, нам интересно было сообща работать, публика принимала хорошо. После этих выступлений поняли, что смело в таком составе можно исполнять. Осенью мой барнаульский друг, известный продюсер с немалым опытом работы Евгений Колбашев, с которым мы давно знакомы (он в середине 90-х меня продюсировал, мы ездили вместе тогда по Европе), узнав о моем предстоящем юбилее, предложил сделать гастрольный тур от Сибири до Архангельска. Я связался с нашими музыкантами, мы начали готовиться за несколько месяцев. Решили сначала сделать тур по городам Сибири, а после перерыва, в апреле — от Урала до Архангельска. Это и ждет нас впереди. По городам Сибири юбилейный тур удался, на мой взгляд. Были полные залы там, где не ожидали. В Красноярске, в этно-клубе «Юрта», в Новокузнецке — во Дворце культуры «Алюминщик»...  Последний, заключительный концерт давали в клубе «ТАСС» в Барнауле, там за два дня уже все билеты были распроданы, сам хозяин клуба был очень доволен.

Тур — Таштагол, Новосибирск, Новокузнецк, Красноярск, Абакан, Кызыл, Барнаул — завершился концертом здесь, в национальном театре, при поддержке правительства, министерства культуры и филармонии республики. На этот концерт были приглашены мои очень близкие друзья, партнеры, коллеги: из республики Саха  приехала Юлиана, из Тувы — Сайлык, из Горной Шории — Чылтыс.

Концерт состоялся. Я остался очень доволен, гости тоже — приемом и самой атмосферой. Теперь мы планируем летом дать совместные выступления по республике с Юлианой.



— Вам приходится много путешествовать. Что для вас дорога?

—  Моя дорога вся с работой связана. Если дорога - путешествие по Алтаю, то работу можно совместить с отдыхом. Наедине с природой так хорошо... А далеко от дома часто приходят песни. Я их напеваю, запоминаю. Иногда  это случается ночью. Утром просыпаюсь и уже не помню. Обидно...

—  Какие города стали близки по-настоящему?

—  Россия широкая, города все время меняются... Запоминаются города, в которых получаются самые хорошие концерты, где тебя встречает добрая публика. Вот в Красноярске три раза выступал раньше, и ничего не запомнилось особенно, а юбилейный концерт там прошел так удачно, что отношение к городу изменилось сразу.

В Москве есть свои места, где постоянно выступаю, где свои слушатели, которые ценят этнику — сейчас за счет интернета информация о концертах быстро распространяется. Кто-то приходит в первый раз из любопытства. Но везде, где бы ни выступал в России, чувствую, что этно-жанр ценится. Эстраду за пределами республики не пою.

— Есть мнение, что в республике этно-исполнение не так ценят, как за ее пределами...

— Слушатель вне республики более внимательный. У нас здесь тоже отзывчивая публика, но мы сами виноваты — выступая в селах, мало уделяем внимание этнике, горловому пению. Быстро переходим  к эстраде. А ведь есть земляки, которые желают слушать этно-сказания, топшур, комус. В Москве, в России  горловое пение очень ценится, растет интерес к Алтаю.



Алтайская тайга для Болота — родной дом; в остросюжетном фильме «Охота на пиранью» его роль оказалась на редкость органичной по ходу развития сюжета



— Какую судьбу вы бы предсказали этно-стилю?

— Этно было, есть и будет. Только зрителю его надо правильно преподнести. Иногда хочется экспериментов. Бывают фестивали, где этно вливается в направление рока, джаза. Горловое пение с национальными инструментами сочетается с любым музыкальным направлением, поэтому нас с удовольствием приглашают на такие фестивали. Популярность этно-стиля растет...

В 96-м году я выступал вперед студентами МГУ вместе с тувинцами и хакасами. Исполняли горловое пение. В зале сначала были смешки, а потом постепенно все затихли. Зритель нас воспринял, хотя тогда это было внове. А сегодня приглашают, просят давать мастер-классы.

Вспоминается, как всё развивалось... Спасибо Ельцину, который открыл «железную дверь» в Европу, благодаря чему творческие люди получили возможность показывать свое искусство за пределами страны. В эту волну попал и я. Рядом были тувинцы - группа «Хун-Хур-Ту». Нашелся продюсер в Москве, который стал вывозить их в Европу и Америку. И сегодня тувинский игиль звучит везде, это всех манит... А когда европейцы за океаном услышали алтайское традиционное сказание, они задумались — что это такое? Заинтересовались им. Энергетика у этого всего такая, что слушатель после - «заряженный» ходит. Поэтому у каждого народа есть свое сокровенное, что идет от истоков, и мы стараемся пропагандировать это, петь и рассказывать о своем народе, о родине...

— Болот, расскажите, пожалуйста, о новом альбоме «Новолуние».

— Это авторские песни. Первые песни у меня появились, когда я служил в армии, на космодроме «Байконур», в ракетных войсках стратегического назначения. Летом  жара — за плюс сорок, зимой — минус сорок. Мне не хватало гор, природы нашей, родины... Тогда появились первые песни. О деревне Кырлык, где я родился. Темы родины и любви — главные в песенном творчестве. Накопилось много песен. Есть песни — только под гитару, есть с аранжировками и акапельно исполняющиеся. В «Новолуние» («Ай эскиде») вошли 12 треков. Я его долго держал, и понял, что пришло время сейчас его выдать. Созвонился с Алексеем Чичаковым, записали, отправили в Москву растиражировать...

В числе наиболее успешных проектов Болота Байрышева в последние годы — гастроли группы «АЯ. Алтай – Япония» с участием всемирно известного музыканта Коичи Макигами



— Как справляетесь с усталостью?

— По-разному. Знаете, в театре в конце каждой недели что-то происходит, какие-то события. Если не в театре, так в городе — юбилейные даты, свадьбы. Люди приглашают, и я не отказываюсь, никогда не говорю «нет». Там и расслабляюсь, отдыхаю.

— Какие особо значимые события из жизни вспоминаются Вам, когда приходят раздумья о бытие?

— Часто человек не задумывается об этом, плывя по волне жизни. Были горькие моменты, были и очень радостные. Юбилейный концерт был сопряжен с суетой. Когда он прошел, я стал спать. Только присяду, прилягу — сразу засыпаю. Организм требовал. Но после концерта было время и подумать, что же было важным в жизни.

Я понял, что три раза в жизни радовался очень сильно. Когда родился пятьдесят лет назад — я, наверное, плакал от радости, что родился. Второй раз — когда семья, дети появились. А третий раз 20 февраля, в день юбилея, когда меня все поздравляли. Я получили столько поздравлений — у меня в жизни такого не было! Целый день — нескончаемый поток сообщений на телефон, звонки...

— Болот Байрышев — это имя... Скажите, настоящему таланту должна скромность сопутствовать? Она важна, чтобы не растерять по мере успехов в себе лучшие человеческие качества?

— Любой артист мечтает, чтобы его узнавали. Кто-то падает... Самое страшное, когда звёздная болезнь начинается. Если этот этап пройден, можно дальше работать. Я сужу по себе. У меня было такое. Я мечтал быть популярным. В середине 90-х стал выезжать за рубеж, какие-то деньги зарабатывать. А потом началось что-то непонятное со мною. Оказывается, это и была звёздная болезнь. Я понял, что начал наглеть. И потом стало стыдно...

— Артист с большим опытом так или иначе уверенно импровизирует на сцене. А Вы?

— Когда все отработано, можно импровизировать. Каждая песня каждый раз иначе звучит. Да, я свободно импровизирую, но уверенность — вещь опасная. Не раз были моменты, когда я «прогорал» с импровизацией. Нужно с осторожностью к ней относиться.

— Как ощущаете, что контакт с залом случился?

— Я стараюсь спрятаться, уединиться перед концертом, чтобы собраться... Потом важно, как подошел к микрофону, как встал на сцене, как настроен звук. Смотрю на зрителя, и через несколько минут уже ощущаю, что контакт состоялся. Когда концерт сольный, связь с залом должна поддерживаться в течение всего времени, и поэтому чутко ловлю, когда внимание отвлекается. Я могу исполнять с закрытыми глазами, но все равно ощущаю эту связь. Я словно чувствую дыхание зала...

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?