«Алтам» открыл концертный сезон «Штампом»

Екатерина Сергеева
29.09.2013

Просмотров:

1137

Итак, очень легкая загадка. Назовите символичный предмет, без которого не обходится жизнь современного человека. В царстве офисов он – посредник привязанности к одному месту. Думаю, догадались. Служащий, будь добр, благодари свой… стул – в родстве телесном с тобою он контролирует твой трудодень, бдит: всё ли в порядке? Не отошел ли слишком далеко? И ты ведь вернешься, правда? И всё будет как всегда – до выходных. Домашние стулья стульям учреждений – не конкуренты. Последние знают слишком хорошо всю тяжесть серьезно отмеренной ноши несвободы человека, они и побеждают в поединке с движением за право владения человеческим временем…   К чему эта прелюдия? «Штамп» — модерн-балет национального театра танца  «Алтам», в котором отдельные фрагменты  исполняются как раз со стульями. Они здесь призваны обозначить жизнь стереотипную, некрасочную, ограниченную. История, разворачивающаяся перед нами, не нова. Явление любви (мечты, чего-то яркого) на фоне круга обыденности, сковывающего человека. Позже разочарование, угасание надежды, внутренний конфликт. Дальше – после периода грусти и сломленности – вновь брезжит свет нового, чему душа приоткрывается уже с недоверием, с опаской. А вдруг опять боль? «О! Это про мою жизнь!» – воскликнула приятельница, сумевшая вопреки всему обрести гармонию в жизни, противопоставив дисциплинированному пребыванию на рабочем месте – радости личной жизни, спорт и путешествия. Ак-Ай Шинжина выступила постановщиком «Штампа» и солировала в этом спектакле с Эдуардом Кызыловым. В модерн-балете задействована музыка Кейко Мацуи, Астора Пьяццоллы, Альфреда Шнитке. На сорок минут мы становимся зрителями еще одной интерпретации обычной истории,  рассказ о которой может вписаться в несколько фраз, а может затянуться на сколь угодно долго. Это уж как решит художник. Ак-Ай Шинжина дала своей героине в руки сентиментальный  платочек, розовым цветком вспыхивающий в танце любви. «Любовь, не исчезай!» – так и хочется воскликнуть в конце сюжета… Ну что ж, еще одно произведение пополнило репертуар «Алтама». Поговорим с его художественным руководителем о том, что есть и было в совсем недавнем прошлом в жизни Национального Театра танца..

 — Айана, поздравляю «Алтам» с премьерой. Тема новой постановки ясна. Были нюансы, с которыми хотелось поспорить, но немного. Как Вы сами отнеслись к работе вашей дочери?

— Привыкла, что моя дочь танцует с детства.  Вспоминается «день города», когда Ак-Ай было шесть лет, и она с нами участвовала в концерте. Шел дождь, а концерт на Комсомолке затянулся до утра. Выступление Ак-Ай было часа в четыре ночи. И сейчас у меня перед глазами: мокрая от дождя сцена, и она на ней – маленькая, ножки как у олененка, но стойкая, терпеливая... В том концерте она исполняла «на пальцах» партию бабочки в сюите. Из Москвы я привезла ей балетную пачку как символ высокого искусства. Через несколько лет ее уже ожидало балетное училище – там Ак-Ай давали нежные и лиричные партии. Кажется, оттуда эта несколько грустная тональность и перекочевала в настроения ее сегодняшних танцев. Или это – следствие ранней оторванности от семьи? Ак-Ай учится в Московской Государственной академии хореографии, параллельно преподает классический танец в частной студии. Ее всегда интересовал современный танец… «Штамп» — уход от традиционных форм к свободной пластике. Это желание дочери сказать свое слово художника, поделиться мыслями.  Сама она считает, что зритель имеет право на разное отношение к тому, что увидел. Ей хотелось поставить спектакль без лоска, вычурности, блеска… И я ей не мешала. Пусть она идет по своему пути балетмейстера-постановщика. Если она с чем-то не соглашается, то мягко, но твердо дает об этом понять. Чувствую, что дочь движется в сторону своей творческой свободы… Когда я сомневалась, что все будет понято публикой, она ответила, что рассчитывает на «умного зрителя». Ни показушности, ни нарочной «красивости» – в этой работе нет. Балет идет 40 минут, и этого достаточно, чтобы раскрыть тему. В Москве, в Питере такие непродолжительные формы сейчас актуальны.

Однажды в Петербурге купила билет на балет, включавший в себя три постановки – каждая продолжительностью в 15 минут.  Постановки «Штамп» и «Жди меня» сделаны в стиле свободной пластики. Но и до этого в «Алтаме» были такие опыты. Например, танец «Тотем» сочетает алтайскую хореографию и свободную пластику. Он поставлен на школе модерн-танца.

— Любопытно, как движутся дела у «Алтама»? Вторая половина прошлого концертного сезона подарила интересные поездки?

— У нас есть традиция, выработанная в последние годы — концертные сезоны заканчивать поездками в Европу. Прошлый сезон не стал исключением. Мы успешно свозили наших студийцев в Грецию. К сожалению, не все намеченное удалось осуществить.  Весной у «Алтама» намечалось яркое событие – поездка в Америку, где мы должны были дать концерты в трех городах: в Нью-Йорке, Вашингтоне, Бостоне. Международная организация по защите культуры тюрко-язычных народов выступала посредником для нас в этом проекте. В Турции «Алтам» побывал не раз по линии ТЮРКСОЙ. Нас прекрасно знает Дюсен Касеинов, генеральный секретарь этой организации. Арман Нурмахаматулы, сотрудник ТЮРКСОЙ,  приезжал к нам перед юбилеем и ставил с «Алтамом» уйгурский, хорезмский танцы и казахскую сюиту. Ему очень понравился коллектив — он и рекомендовал нас для приглашения в Америку... Уже был прислан график, но наше министерство культуры отказало в командировке – отказ объяснялся принятым от министерства решением и касался профессиональных концертных организаций. Причина – оптимизация финансовых средств. И мы не поехали. Из  России туда отправились коллективы из других регионов.

Через месяц мы должны были отправиться по приглашению на фестиваль в Турцию. Причем, эту поездку организаторы взялись оплатить нам полностью.  Мы должны были выступить в нескольких городах Турции. Вновь отправила  письмо в министерство, попросив командировку, и уточнила, что бюджетные деньги на поездку не требуются. Мне отказали снова. На сей раз сослались на какое-то «секретное письмо». Раньше мы не сталкивались с такими вещами. Опять же из других регионов коллективы благополучно отправились. Из Москвы наша Чейнеш Байтушкина съездила на этот фестиваль. После рассказывала, что флаги Республики Алтай, приготовленные для нас, так и остались сиротливо лежать в ящике. Турция тоже «сорвалась». Было неприятно. Раньше подобных вещей не происходило. Это расстроило и другие наши планы, так как мы уже отказались от приглашений в Европу в пользу этих двух поездок. Но нам удалось свозить учеников нашей студии в Грецию, на конкурс «Созвездие Терпсихоры». Для этого мне пришлось взять неиспользованный отпуск за позапрошлый год, поскольку министерство вновь отказало в командировке. То есть, все было так, словно я поехала «отдыхать». Но мы повезли детей и не пожалели.

— Расскажите о поездке.

— Дети увидели Афины, Лутраки, Коринф. Они имели возможность посмотреть массу достопримечательностей. Жили на берегу Эгейского моря… На конкурсе мы выступили в двух направлениях. Настя Адеева и Jангар Курдяпов показали «Латино-американский микс» и вальс.

Коллектив  показал танцы «Звенящие бусы» и «Ковровщицы». Последний танец для подрастающих танцоров еще, конечно, сложноват по причине юного возраста. Гран-при получили за «Звенящие бусы». Настя Адеева была отдельно отмечена кубком. Также коллективу был вручен сертификат на 1000 евро. Мы его еще не использовали и сейчас проясняем, на какие творческие цели можем эти средства потратить. Прошлогодний концертный сезон наши дети закончили поездкой в Берлин, а этот – выступлением в Греции, так что они, конечно, довольны... Мы научили их не зазнаваться от успехов, «не звездить», и они прекрасно знают, что нужно много работать. Хорошее растет поколение, и группа будет сильной. Я уже это прогнозирую.

— Как «Алтам» отгастролировал по республике в этом году?

— Вернувшись из Греции, через три дня мы уже отправились на гастроли по республике. Возили программу «Танцы народов мира». В день давали по три-четыре концерта. В целом их было около ста. Сложные гастроли. Народ любит «Алтам», и спасибо ему огромное за это. Конечно, очень уставали… Вечерние концерты собирали полные залы. По совету Юрия Васильевича Антарадонова съездили в Джазатор. Глава села позаботился о сельчанах, откупил концерт, и все жители пришли бесплатно. Ведь есть те, кто не имеет возможности приобрести билет даже в 100-150 рублей. Считаю, что это – невероятно доброе отношение к жителям своего села. Такие жесты, конечно, вызывают уважение. А есть села, где главы вообще не оказывают нам никакого внимания, считая ниже своего достоинства прийти на концерт. Бывает и так: приезжаем, а клуб на замке, несмотря на договоренность. Такое отношение поражает. В Улаганском районе случился срыв концерта в одном селе. Была дальняя дорога. Возникло предчувствие, что едем зря. И оказалось, что люди даже не знали, что у нас концерт. Очень далекое село, лампочек  в клубе не было. Пришлось нам самим покупать и вкручивать лампочки. С опытом настолько чувствуешь нерв зрителя, что понимаешь – публика в районах отличается друг от друга. Даже село от села. Меньше хлопают – не  значит, что меньше любят. Просто где-то люди стеснительнее, сдержаннее, а  где-то – очень открытые. Открытый – самый любимый, конечно. Артисты, как бы сложно не было, от аплодисментов зрителей — «на седьмом небе», окрыляются. Это всегда дает силы, усталость уходит. Главное, что жители деревень тянутся к живой культуре… Люди благодарны. Выходят в конце концерта и часто дарят что-то. Вот поднимается на сцену какая-то бабушка, говорит теплые слова, дарит нам чайник. Кто-то заварку. В Усть-Кане вышла женщина, подарила нам термос и палку колбасы. И, знаете, такие подарки потом выручают. Ведь в поездках сталкиваешься часто с бытовыми трудностями. И с дороговизной продуктов – все ориентировано на туристов. В Кош-Агачском и Улаганском районе все дорого. В Усть-Коксе – очень дорого…  В Онгудайском районе нас очень хорошо встречали. В Кош-Агаче люди гостеприимные. Зрители иногда шли со стульями, мест не хватало. В Усть-Коксинском районе жили в Тюнгуре, на концерты приходили туристы… Вспоминается один из гастрольных дней, когда хорошо отдохнули – Байрам  купил удочку, и мы пошли рыбу ловить. Весь «Алтам» побежал за нами. Ничего не поймали, но получили море удовольствия. Собирали ягоду, варили чай из трав…  Красоты Алтая в этих гастролях нам словно открылись заново. Но нельзя не сказать о том, что вызвало горькие чувства: во многих селах видели картины удручающие. Это пьянство, в первую очередь. Было чувство, что люди деградируют.

  — Кто-то из воспитанников студии «Алтама» участвовал в гастролях?

— Илона Обухова и Максим Алейников были с нами. Они сами решили перед новым учебным годом отправиться с «Алтамом» в гастрольное турне. Илона, Максим и Денис Пономарев продолжили после школы обучение профессиональной хореографии. Илона учится сегодня в Санкт-Петербурге, а Максим и Денис – в Москве.

— Выпускники «Алтама» имеют обязательства перед ним – возвратиться и танцевать здесь?

— Мы не заставляем наших воспитанников возвращаться вопреки своим желаниям и планам. Но всегда рады им! Пока они учатся, у них есть возможность гастролировать летом с «Алтамом», участвовать в каких-то концертах. Это же для них – продолжение накопления опыта и финансовая поддержка. Мы говорим им, что если судьба даст возможность реализовать себя где-то еще – этим нужно обязательно пользоваться.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?