Алтайские jалама в пьесе Эдуардо де Филиппо

Екатерина Сергеева
13.12.2014

Просмотров:

1245

Без итальянских страстей была сыграна на нашей сцене комедия «Цена слез» по пьесе Эдуардо де Филиппо «Филумена Мортурано», которую Туяна Бадагаева, режиссер из Бурятии, поставила к юбилею актрисы Ираиды Охриной. «Не надо играть итальянский темперамент, вы работаете для своего зрителя!» – напутствовала режиссер, и получился вариант, адаптированный к алтайской сцене. Взаимоотношения женщины и мужчины, жизненные ценности — ведущие темы везде актуальны. Силой женщины вершится очень многое, даже если это происходит не столь явно как у Филумены, главной героини пьесы, в характере которой собраны многие черты. В конечном счете она приводит своего мужчину к осознанию того, что считать главным в жизни. Заслуженная артистка РФ Ираида ОХРИНА рассказывает, как проходила работа над спектаклем.

— Ираида Егоровна, почему выбор пал именно на эту пьесу?

— Роль психологически сложная, это привлекает. Филумену хотела играть еще на свой предыдущий юбилей, но тогда так вышло, что мои подруги Валентина Киндикова и Жанна Эндокова поставили спектакль «Медея», где я играла ведущий женский образ. Работали с большим энтузиазмом и удовольствием. Сначала моим партнером по роли был Расул Укачин, а затем Аржан Товаров – как и в нынешнем спектакле. Я ему очень благодарна за профессиональное партнерство, он отличный актер! Все, кто со мною играл в «Цене слез» – мои единомышленники. Сама выбрала актерскую команду для этого спектакля, и очень довольна игрой каждого.

— Насколько знаю, и режиссера для юбилейной постановки выбрали сами?

— Да, мне очень хотелось, чтобы ею занялась Туяна Баяртоевна Бадагаева, Заслуженный деятель искусств Республики Бурятия. Она верила в меня. Работали очень небольшой срок над спектаклем. Филумена мне виделась определенным образом, режиссер же расставляла свои акценты, зная, что со временем роль «нарастет». Туяна Баяртоевна – сильный режиссер, предъявляющий жёсткие требования в работе. Она ясно понимает и чувствует, чего нужно добиться от актеров…

— Вы ведь выбрали эту роль неслучайно, правда? Она – в вашем амплуа?

— Я – лирическая героиня. А это всегда тема любви. Однажды мой бывший сокурсник сказал: «Ира, хватит тебе играть любовь!» Наверное, он хотел дать понять, что любовь – удел молодых.

— Но ведь вы, надеюсь, не согласны с ним?

— Конечно, нет! Мой мастер говорил, когда я училась в театральном, что мне любовь суждено играть до старости. И это действительно моё! Ее, Филумену, по-разному играли. И я видела эти работы… В начале репетиций меня «потащило» в сторону выражения итальянского темперамента — такого, каким мы его себе представляем. Туяна Баяртоевна сразу же попыталась эти моменты сгладить, смягчить, говоря о нашем менталитете и нашем зрителе. И я пошла на поводу ее видения.

Главным было – показать, что героиня переосмыслила многие вещи, и для нее важно, чтобы Доменико «прозрел». Филумена проясняет и для себя цель жизни. Семья, дети — самое важное… Доменико «проскакал» свою жизнь. (Недаром в сценографии задействовано несколько фигур лошадей.) И дальше мог бы в том же духе. Как часто некоторые мужчины слишком поздно оглядываются на свою жизнь…

— А перекличка со своей жизнью при работе с ролью обнаружилась хоть малейшая?

— Я в восемнадцать лет уже преподавала в школе – после 10-го класса закончила годичные курсы, чтобы помогать своим родителям, потому что семья была большая… И у отца с матерью были непростые отношения, но они сохранили семью. Отец был красивый, и, конечно, на него женщины заглядывались. В молодости маму украл, чтоб жениться...

Объездчик лошадей. У мамы дети и семья были всегда самым главным. До старости они вместе прожили. Однажды он сказал: «Что это я молодость свою так проскакал?». Он осознал это перед смертью.

Мужчины иногда как дети. И есть «дети» властолюбивые. Жена обязана оберегать атмосферу семьи, чтобы все были спокойны. От женщины и её верности многое зависит.

— В пьесе, адаптированной к нашей сцене, герои повязывают ленточки на деревья. Эти нюансы имеют уже прямое отношение к алтайским традициям…

— Я рада, что наш менталитет был учтен. Филумена поклялась когда-то, что будет при Доменико, и дает понять, что в ее жизни не прекращается разговор с Богом. Как сказал Чингиз Айтматов, можно иметь десять богов, но страшно, когда нет ни одного. И героиня в этом плане мне понятна. Я – крещеная, но и буддизм мне близок. Поклон алтайским богам для меня также связан с благоговением. Когда оно есть в душе, то знаешь, что не имеешь право быть плохим, что-то делать против своей совести. А ведь многие делают, потому что это выгодно, удобно... Связанность женщины с Богом, показанная в нашей постановке, конечно, очень важна. Женщина в материнской ипостаси, общаясь с богом, поднимается, на мой взгляд, на новую ступень развития. Jалама на деревьях в «Цене слёз» – необходимый штрих, понятный алтайскому зрителю обряд поклонения богам.

— Ваш юбилей… Что-то он значит для Вас?

— Это как отчет и ответ на вопрос – что сделано для театра, для зрителей. Хочу, чтобы этот спектакль долго жил. Жаль, что не получилось ввести в спектакль одну из наших актрис, которая сейчас находится вне города, она зарабатывает… на стройке. Увы, актерские деньги столь условны, что для некоторых – вынужденная необходимость искать другие источники дохода. Мы понимаем, что это издевательство, но как изменить положение вещей?

— Некоторые ошибочно полагают, что все у актеров в этом плане более-менее сносно…

— Я, будучи Заслуженной артисткой РФ и республики, получаю десять тысяч... Мы здесь, в театре, «квартируем» и соглашаемся работать за такие деньги – ради любви к сцене, к зрителю, к нашей профессии.

— Вы остались довольны постановкой?

— Очень довольна. Благодарна нашему театру за приглашение режиссера по моей просьбе. И потом, почти четыре года на сцену я не выходила часто – меня оберегали в театре после операции на сердце. Поэтому вхожу в свое русло, и для меня роль Филумены – очень важная работа…

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?