Вначале было одно Слово…

Владимир Торбоков
20.02.2011

Просмотров:

12336

  

Нет-нет да всплывут в памяти звонким напевом слова знаковой песни Николая Воинкова про задиристого зайчишку. Без перевода ясно, это якает ушастый зверёк: «Мен, мен койонок…» Со слов детской песенки хотел бы начать наш разговор об алтайском языке. О его связях с русским языком, и не только с русским.

ЕСЛИ прислушаться к припеву этой незатейливой песни, то можно почувствовать некое сходство двух языков, русского и алтайского. В русском языке личное местоимение первого лица при склонении по падежам приобретает другой корень – мен. Например, меня, а не яго, как должно быть или было давным-давно. По-алтайски мен и естья. Поистине, тюрко-славянское языковые связи имеют глубокие корни. В известном случае «я–мен» скрытое проявляется не сразу. Мы по привычке обращаем внимание на явные тюркизмы: казна, деньги, полк, базар, карандаш, таможня, толмач, туман, тайга и т.д.

Есть еще более неузнаваемые вещи. К примеру, по-алтайски слово ухо будет кулак. Казалось бы, оно созвучно совсем с другой частью тела. Но когда алтаец говорит «слушай», то звучит «ук»! Отсюда недалеко и до ухо. Не так ли? В старину люди из разных племен и народов общались между собой, находили общий язык, и слова из одного языка легко перекочёвывали в другой. К слову сказать, «ухо» внесено в сотню ключевых слов из списка Сводеша, по которому определяется родство русского языка с другими языками планеты. А начинается список с «я».

То, что один язык берёт слова у другого на время или насовсем, ни для кого не новость. Таких примеров тьма-тьмущая; если считать по-монгольски, тьма – десять тысяч. Попробуйте быстро отыскать исконно русские обозначения предметов обихода или просто одежды. При пристальном рассмотрении можно отыскать подзабытые корни большинства слов. Ведут они к разноязыкому миру. Заимствованные слова стали неотъемлемой частью русского языка, обогатили и пополнили его словарный запас. Так происходит со всеми языками. А может быть, правы те, кто утверждает – все языки произошли от одного праязыка?

В одно время на третьем этаже «Марии Ра» в книжном магазине я приобрел «Новейший словарь иностранных слов и выражений». Толстенная книжица начинается с такого предисловия: «Мы говорим «бог», «рай», «огонь», а за тысячи километров, в загадочной Индии, то и дело звучит «бхага», «раис», «агни». Случайно ли это совпадение? Привычное нам слово «гусь» сформировалось под воздействием немецкого «ганс», а то пришло с латинского «ансер», которое в свою очередь, восходит к древнегреческому «хэн»…» Прочёл, и в длинную цепочку превращений слова гусь после немецкого ганс (вот что означает имя автора «Гадкого утёнка»!) непременно захотелось вставить алтайское кас. Оно более схоже с немецким, нежели с русским словом. И ещё неведомо, кто на кого изначально повлиял.

В алтайскую речь новые слова приходят потоком из русского языка. Но и в русскую речь иногда попадают алтайские слова как более ёмкие и точные в конкретном случае. Мне лично приятно слышать алтайскую речь из уст русского или иностранца. Есть в их говоре первозданная певучесть нашего языка. Современные алтайцы говорят быстро, в спешке прогладывая отдельные звуки. Давно живущие на Алтае русские люди, будучи двуязычными, говорят по-алтайски более ладно, чем сами носители этого языка. Боясь ошибиться, они бережнее относятся к чужому языку.

…Как-то наш шебалинско-шибиликский сосед Н.Мартьянов говорит мне: «Пора бы на тушкен…» Я, его ученик по урокам труда, с трудом соображал, что он имеет в виду. Сказал, что подумаю над его предложением. На что он ответил: «Пока ты думаешь, на Семинском ни одной шишки не останется!» Оказывается, Николай Иванович предлагал мне съездить с ним за кедровым орехом... В прошлом году урожай ореха был хорош, что случается крайне редко – раз в 3-4 года. По прошествии зимы, когда начал таять снег, показались упавшие на ветру с высоких развилистых кедров шишки, коих нельзя было достать даже длинными сабурами (от саба – колотить, хлестать). Вот эти опавшие (по-алтайски тушкен;  «у»  с точками) сбитые ветром шишки надо бы успеть собрать, пока другие не спохватились. Сказал одно слово - и всё ясно.

СО ШКОЛЬНОЙ СКАМЬИ знаем, как нелегки уроки французского или иного языка. Учишь, учишь, а результат – около нуля. Но трудно дается только ещё один язык, второй по счёту. Дальше дело пойдет живее, и третий язык освоить легче и быстрее. В чём секрет? Ученые утверждают, что знающий два языка приобретает навыки сравнения и сопоставления. В этом кроется ключ ко всему остальному миру языков. Владеющие несколькими языками могут выучить любой язык на спор за считанные дни. Таких людей называют полиглотами. Поли – много,глотта – язык. Просторечия драть глоткузаткнуть глотку лучше переводить, не прибегая к буквальному смыслу.

На выбор, а если учитель один, то и без выбора заставляя учить иностранный язык, нам намекают: поедете по заграницам и там сможете общаться с теми, кто по-нашему ни бельмеса, без толмача. По-алтайски неме билбес – ничего не знающий, бестолочь. В.Даль в отличие от С.Ожегова даёт такое толкование старинному русскому слову – балбес. Но вряд ли мы все попадём за кордон, да и в случае чего гиды всё расскажут по-русски.

В дни молодости мне посчастливилось с помощью турбюро «Спутник» погулять на райском острове Гваделупа в Карибском море. Наша пятёрка (а советские туристы были обязаны ходить только группами) после обильного угощения не смогла поблагодарить говорящих по-французски островитян. Все мы были с высшим образованием, учили иностранные языки в школе, потом в вузе. И вот когда впервые в жизни иностранный понадобился на практике, ни слова не смогли вспомнить! Бывший с нами Владимир Высоцкий бил себе по башке, приговаривая:«Я же учил французский!». Уж потом, когда теплоход отчаливал, он кричал «мерси!» всем на причале. Владимир, он наш, горно-алтайский. Его наша публика может не знать, как его знаменитого тёзку, но его супругу Галину Высоцкую должна помнить. Она была первым диктором Горно-Алтайского телевидения. Сейчас владеет небольшой типографией. Все начинающие поэты печатаются у неё. По доброте душевной она берёт с них за пробу пера чисто символическую мзду.

Так зачем дети мучаются и учат непонятный язык? Есть в этом толк. Не случайно богатеи по примеру премьера и других высоких чинов за большие деньги устраивают своих отпрысков в школы, где учат не по-русски. Чутьё подсказывает им: надо, надо, чтобы их чадо понимало иностранную речь – без этого не пробиться наверх.

ВТОРОЙ язык нужен всем. У нас в классе немецкого Екатерина Францевна над доской вывесила плакат с изречением одной знаменитости «Кто не знает иностранного языка, тот не знает и родного!» Как растолковала она нам, только поняв чужой язык, можно освоить досконально и свой родной. Иначе не с чем будет сравнивать. Например, если переводить с русского на алтайский, то порядок построения слов в предложении будет с точностью до наоборот. То, что стояло в конце перескочит на начало, а начальные уйдут в конец – …и последние станут первыми! Человек, владеющий наряду с русским ещё и алтайским, гораздо лучше освоит сложную теорию своего родного языка. А русский язык, как известно, не только богат, но и сложен для изучения. Потому здесь не лишним будет знание ещё одного языка. Того же алтайского.

У нас исподволь подбивают русских людей к изучению алтайского. Дело полезное, да только толкование этому дают весьма туманное. Дескать, это нужно для сохранения и развития алтайского языка... Думаю, трактовка неверна в корне. Это всё равно, что призывать людей доброй воли сдавать деньги в помощь голодающим детям Африки. Надо бы помочь бедным детишкам, но далеко не каждый откликнется. Так и с алтайским языком. От этой затеи шуму много, а толку мало. Ведь алтайцы от этого лучше говорить не станут. А вот сами русскоговорящие будут в выигрыше! Поверьте, как говорится, на слово. Ради этого я и пишу.
Уж больно горячей стала тема языка в наши дни. Новости про «Ясу» Чингисхана или «Слово о полку Игореве» в переводе на алтайский вызывают немало откликов. Порой спор выходит далеко за рамки новостного сюжета. Люди изливают душу как на духу, обсуждая: учить или нет алтайский язык, а если да, то всем или только алтайцам? Я искренне убежден: русским полезно выучить алтайский. Но не ради алтайцев – от этого им не убудет, не прибудет – а ради самих себя! Алтайский язык надо учить, чтобы лучше знать русский язык и быстрее освоить иностранные языки.

Приведу пример из жизненного опыта. Будучи председателем комитета по гуманитарным вопросам первого республиканского парламента, я объезжал вузы страны в попытке составить список всех наших молодых земляков, обучающихся за пределами республики. Меня особенно интересовали русские парни и девушки. Дело в том, что алтайцы, как правило, рано или поздно возвращаются на Алтай. А русские растворяются в бескрайних просторах нашей необъятной родины. Имея корни в алтайской земле, они в моем понимании и есть тот самый «алтайский народ», готовый до последнего защищать свой Алтай и всех живущих на этой древней земле.

В поисках наших земляков я прибыл в Барнаульский пединститут. На стендах факультета иностранных языков был приятно удивлен их успехами. Будь то английский, немецкий или французский – везде впереди алтайские девушки. Они и на конкурсах побеждают, и выигрывают зарубежные стажировки. Переступил порог деканата окрылённым и там прихвастнул тем, что наши девушки скромны и старательны в учебе. На что декан резко возразила: «Учатся они спустя рукава. Это надо же, отпроситься в своё Ело на два дня и две недели не возвращаться! У нас индивидуальные занятия. Студенты целыми днями не выходят из лингафонных кабинетов. День-два пропуска - и уже отставание. А вашим всё на свадьбу надо – то брат женится, то сестра замуж выходит…» На мои доводы со стенгазеты она только вздохнула и пояснила: вас, алтайцев, выручает то, что вы владеете двумя языками. А знание двух языков даёт возможность легче освоить третий язык...

Схематично это выглядит так. Где-то в далёком селе (раз уж декан упомянула Ело, по-алтайски Јоло, то возьмем для примера это село) родилась девочка. С детства наряду с родным она выучила русский язык. В школе пришло время изучать иностранный язык - и тут выясняется, что английский она осваивает легко, не то что было с русским. Решив, что это неспроста, и такой дар дан свыше, она поступает в ин’яз. Здесь с первых дней учится успешно и считает заслуженным отпроситься на пару дней домой, заодно задержаться там, так как потом без напряга догонит остальных в группе и даже перегонит их.

…С тех пор прошло немало лет, но я воочию вижу выразительные жесты декана, как она возмущалась пропусками занятий нашими землячками. Она же и объяснила мне преимущество знания двух языков. Таким образом, всем, кто родился на Алтае или прибыл с иных мест, надо считать за благо выучить алтайский язык. Это нужно им самим. Причем алтайский, на мой взгляд, надо учить не в школе, а в детском садике. Ребенок играючи освоит алтайский. Это касается и детей самих алтайцев. Никакая школа не сумеет привить навыки родного языка, коль в детстве не освоил. Появится акцент, что простительно для иноязычного, но только не алтайцу. Он будет стесняться и не станет говорить на родном языке.

Сам алтайский многим не пригодится в жизни, со временем они позабудут его, но алтайский язык поможет им понять свой родной язык и лучше разобраться с иностранными языками. Подобно первым ступеням ракеты, которые, сгорая при взлёте, падают, но выводят на высокую орбиту космические корабли.

Я знаю чету весьма успешных русских людей. В своё время они отправили своих сыновей учиться в «националку» – так некогда именовали единственную в республиканском центре школу с примесью уроков алтайского. Два брата, явно выделяясь из всего класса, стали сносно говорить по-алтайски. Общаться с ними было неловко: они спрашивали по-алтайски, а ты, глядя в их светлые очи, по привычке отвечал по-русски. Я поинтересовался у их отца: зачем он водит своих детей сюда - есть же школы более престижные, куда считала незазорным отправить своих отпрысков иная, на словах самая патриотичная часть алтайской интеллигенции? На что он, добродушно смеясь, ответил: хочу, мол, чтобы кто-то из них стал главой РА, только вот выбрать не могу.

Как говорится, в каждой шутке есть доля истины. Станут ли эти ребята во главе нашего региона, никому неведомо, но то, что они станут востребованными спецами – точно. И всё благодаря изучению алтайского языка. Такого, казалось бы, не престижного местного наречия, замкнутого в малом регионе. Ведь возмущались же иные «продвинутые» алтайцы: кому он нужен, этот алтайский, дальше Долины Свободы? Времена изменились, и стало ясно: алтайский язык может вывести далеко за эту долину и дать дорогу во все страны тюркского мира.

К слову сказать, многие русские люди, живущие на Алтае, хорошо знают алтайский. Как показали последние социолингвистические исследования, немалая доля русского населения говорит на алтайском. Намедни молодые сотрудницы Института алтаистики провели сплошное анкетирование жителей города и ряда районов по вопросу знания алтайского языка. Так вот, в столице Республики Алтай оказалось довольно много тех, кто знает алтайский. Как показали исследования, носителями русско-алтайского двуязычья (это те, кто ответил, что удовлетворительно или плохо говорит по-алтайски) являются примерно 18% опрошенного неалтайского населения Горно-Алтайска. Приведенная цитата взята из сборника научных статей «Языковая ситуация и языковая политика в Республике Алтай». Г-Алт., 2010, с.11. Каждый пятый горожанин не из числа алтайцев как-то изъясняется по-алтайски. Это означает, что они достаточно хорошо понимают алтайскую речь, ибо говорить сложнее, чем понимать. Часть городских алтайцев признаются, что понимать-то понимают, но сказать не всегда могут на родном языке. И это в городской среде. Я уж не говорю про алтайские сёла, где издавна живущие русские семьи по-алтайски говорят лучше, чем остальные их земляки.

НА ДНЯХ на празднике по случаю наступления очередного Нового года, на сей раз по алтайскому календарю, я встретил одного русского парня. Видно было, что он пришлый. В разговоре он вскользь упомянул, что изучает алтайский язык. Ничего странного в этом не было, пока я не поинтересовался тематикой его диссертационной работы. Оказалось, он никакими научными исследованиями не занимается, да и далёк он от фольклора и этнографии. На вопрос, зачем ему понадобился алтайский, ответил, что просто хочет знать этот язык.

Это было нечто удивительное! Как правило, алтайский очень любят и старательно изучают иностранцы. Зайдите в библиотеку Института алтаистики, и там непременно встретите какого-нибудь иностранца: американку, француза или шведку. Или ещё кого-нибудь. Им путь на восток указали научные или религиозные центры, а мой новый знакомый просто учил алтайский – так, для себя. Как человек состоятельный, он каждый год приезжает на Алтай отдохнуть. И может себе позволить многое.

Его крайне удивило отсутствие словаря алтайского языка. Нет ни одного алтайско-русского или русско-алтайского словаря! Он нашёл лишь ойротско-русский довоенного выпуска. Если бы не частное издательство «Ак-Чечек» с его репринтом, то этот раритет днём с огнем не сыскал бы.

Я думаю: пусть все, кто хочет, учат алтайский язык по доброй воле. Как гласит мудрая русская пословица,насильно мил не будешь. Наша задача — обеспечить их разного рода словарями, учебными пособиями, разговорниками. Надо понимать, что предложения насчёт поголовного обучения алтайскому происходят от безысходности. Поборники алтайского слова таким образом пытаются обратить внимание на бедственное положение алтайского языка. Что и говорить, если до сих пор нет даже алтайского толкового словаря. И с каждым новым поколением мы всё более и более теряем свой язык. А ведь у нашего языка была древняя история. Начертанные на камнях древнетюркские руны, после их расшифровки датчанином В.Томсеном, алтайцы читают как современную книгу без перевода. Нет ни одного непонятного слова! Многие крылатые выражения у нас до сих пор в ходу: кызыл каным токтим, кара терим акты… – «кровь алую проливал, семь потов струились». И вот спустя столетия оказались мы словно твари безмолвные. Неужели конец близок?

…У берегов нашей Улалушки люди живут издревле. Академик А.Окладников, собрав видных палеонтологов, применяя современные технологии, определил возраст Улалинской стоянки в 1-1,5 миллиона лет! Обычно каждый ученый старается, как может, состарить свою местность. Недавно по ТВ показали теленовость: около Уфы при раскопках нашли заморскую монету и теперь предлагают основание башкирской столицы отдалить аж на тысячу лет. Тысячелетие Казани тоже справили по найденной в земле чужеземной монете. А если кто-то попросту закопал её поглубже, на чёрный день? У нас же в черте города нашли целое городище первобытного человека — но один ученый алтаец всё пребывает в сомнении... Он открытие признанного во всём мире археолога ставит в справочниках под вопросом. Я это к тому, что некоторым моим землякам всё чуждое кажется величавым, а родное ничтожным.

Помнится, еще в советские времена группа алтайских писателей посетила прародину А.Пушкина. Вернувшись из прекрасного далёка, один из «классиков» восторженно вещал, что слово самара (письмо), самын (мыло), оказывается, пришли к нам из Африки. А может быть, путь этих слов пролегал в обратном направлении – от тюрков в Африку? Ещё один знаток алтайского языка всё почитывал и посчитывал: и то не наше, и это чужое. Ему невдомёк, что алтайские слова, скорее всего, проникли в другие словари, нежели мы присвоили их себе. У нас же практически нет своих словарей. Своё сокровенное слово плохо сберегли, подрастеряли на своём пути. Тем самым обеднили не только себя. Ведь вначале было одно Слово, единое для всех.

Все великие переселения народов, изменившие лик и речь всей Европы, всегда начинались в пределах Алтая. И не случайно у алтайцев отец есть ада (адам – мой отец), а мать – эне. А первых людей на земле, от которых произошло всё человечество, звали Адам и Ева. Почти по-алтайски…

Владимир ТОРБОКОВ.

На репродукциях: Н.И.Ильминский, автор «Грамматики алтайского языка» (1869); 
о.Макарий, автор первого «Алтайского букваря» (справа) и собранный о. Василием Вербицким «Словарь алтайского 
и аладагского наречий тюркского языка» (1884).

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?