У очага горно-алтайского ТВ

Владимир Торбоков
05.11.2012

Просмотров:

3274

С чего начиналось наше телевидение?

Профессия журналиста признана рассказывать о людях разных занятий. Печатным словом или словом, сказанным в эфире радио и телевидения, а теперь и в бескрайнем мире Интернета. И совсем изредка мы говорим о своей работе, о коллегах-журналистах, единственным примером остаются до сих пор опубликованные на Горно-Алтайск.Ru заметки Юрия Егорова «Трое суток шагать...». Попытки заполнить подобный пробел привели меня к мысли написать о том, как создавались первые телепередачи на алтайском языке, а далее – о творческих буднях сотрудников Горно-Алтайского радио и телевидения. Надеюсь, сей почин будет подхвачен и другими журналистами.


НАМЕДНИ горно-алтайское телевидение помпезно отметило своё 20-летие. Точкой отчета стал выход в эфир первой телевизионной программы собственного производства – 30 декабря 1991 года. Но пока готовились к встрече многочисленных гостей, разучивали балетное шоу, чуть было не минул ещё один год. В праздничной суматохе, кажется, забыли про виновника торжества, ту самую первую телепрограмму. О чем она была? Кто из журналистов принимал в ней участие? Какие сюжеты были показаны? Первая передача, как и первый номер любой газеты, должна бы остаться в истории.

На самом деле телевещание на алтайском языке открылось несколько раньше, чем принято считать. Правда, не из Горно-Алтайска, а из Барнаула, за три года до упомянутой даты. Наши земляки 30 октября 1988 года увидели на экранах своих телевизоров первый выпуск телепередачи «У очага». Будучи автором и ведущим, первую передачу я начал с исторического ракурса – репортажа из краеведческого музея села Мондур-Соккон Усть-Канского района. Самый первый участник нашей передачи – основатель музея, учитель истории Н.Шодоев – очаровал нас своими рассказами о прошлом алтайского народа. Вот он с уникальной находкой в руках из овеянной легендами пещеры Алмысту, а впечатление таково, будто бы всё, что с нею связано, происходило буквально вчера, а не много-много веков назад…

Каждый месяц наши земляки с нетерпением ожидали очередного выпуска алтайской телепрограммы. Программа была обширной, разнообразной и многоликой по составу участников. За 45 минут эфирного времени успевали обхватить все важнейшие события Горного Алтая. Особое внимание обращали на национальные традиции, культуру и язык. Много показывали и рассказывали о творческих людях: художниках, артистах, поэтах и писателях. Героями наших сюжетов были поэт П.Самык, художник И.Ортонулов, литературный критик В.Чичинов, фольклорист С.Каташ и другие видные деятели литературы и искусства.

Помню, с каким азартом снимали видеоклипы на песни народов мира в исполнении Каракыс Ялбаковой. В нашем микроавтобусе она успевала мигом переодеться то в японку, то в индианку. Под восточные мелодии очень подошли клумбы цветов у дома, где ныне располагается магазин «Красный». Съёмки велись на берегу Катуни, в окрестностях Горно-Алтайска, у городского фонтана. Случайные прохожие становились участниками массовок. Срочно пришлось отпрашивать с детсада и мою дочку, раз певице понадобилась маленькая девочка на качелях для песни на турецком языке.

Пора бы вновь зазвучать песням нашей выдающейся певицы. Её потрясающий голос ещё недавно звучал во всех передачах нашего радио и телевидения. Есть одно «но»: она когда-то была министром культуры. И тем самым невольно перешла кому-то дорогу…

В первых алтайских телепередачах с большим интересом участвовали дети и молодежь. Для участия в телевикторинах мы привозили наших школьников автобусами. У студентов были свои активисты, они сами находили темы для очередного разговора. Как-то полковник Ю.Ерленбаев вспоминал, как в студенческую пору со всех вузов краевой столицы ездили «на гору» и записывались в ярко освещенной студии телевидения. Всех участников бесед за «круглым столом» я уже и не припомню.

В наших программах были показаны красочные кадры первых народных игр «Эл Ойын». К ним у нас было приковано особое внимание. От начала до конца снимали творческие конкурсы и спортивные игры, проходившие у родного для меня села Шыргайты. У первых народных игр была волнующая новизна исконно народного праздника.

В эфире остро ставили вопросы экологии. Съемки мест вырубок лесов близи села Ело наглядно показали бедственное положение нашей уникальной природы. Коль скоро передачи шли на алтайском языке, акцент мы ставили на проблеме сохранения и развития родного языка. На эти темы выступали в студии преподаватели школ и вузов, от комитета образования - В.Кыпчаков, а также писатели и журналисты. Открыто обсуждали вопросы религиозных верований, тема по тем временам новая. Была показана передача, посвященная бурханизму на Алтае.

ДЛЯ ПОДГОТОВКИ первых телепрограмм на алтайском языке меня перевели старшим редактором Алтайской краевой студии телевидения. Для меня это были годы творческого поиска. Работа была связана со многими людьми, самыми важными событиями нашего недавнего прошлого. Потому важно рассказать обо всём этом как можно подробнее. Тем более что многое осталось «за кадром».

То были незабываемые времена. В краевом телевидении относились ко мне очень доброжелательно. Все помогали, чем могли: для алтайских передач выделяли больше плёнок и съёмочного времени, студия и транспорт представлялись вне очереди. Всем было интересно побывать в горах. В дальней поездке обычно водитель мог заменить осветителя, а оператор обходился без звукорежиссера. У нас же съемочная группа выезжала в полном составе. Наш микроавтобус был всегда набит до отказа. Ездили целую неделю по нашим районам, а от желающих вновь выехать «в Горный» не было отбоя. Можно с возвышенной ноткой сказать, что горная и степная части Алтая стали узнавать друг друга.

…Как-то монтажница сделала стоп-кадр, увеличила изображение и показала на одну женщину в толпе зрителей у ковра по борьбе «куреш» и молвила: «А я эту тётеньку помню, она в прошлогодней передаче сидела за столом в кафе «Чейне», когда официант в узорчатой безрукавке показывал блюда алтайской кухни».

И ещё. Как только я приезжал в краевое телевидение, со всех студий звали: зайди на минутку, взгляни на этот сюжет! Перед выходом в эфир нужен был свежий взгляд на передачу. Я должен был не хвалебную оду петь, а критиковать, причем всё подряд – и здесь не то, и там не понятно что. За замечания благодарили, многие сюжеты переделывали заново. Это я к тому, что наши местные журналисты не приучены к критике в свой адрес. Попробуй им высказать замечание, воспримут как личную обиду.

 

ПРЕДВЕСТНИКАМИ алтайской телепрограммы «У очага» были выпуски на русском языке «Сегодня в Горном Алтае». Одним из постоянных авторов была заведующая литературно-художественным вещанием Горно-Алтайского радио, замечательный журналист Л.Чекушева-Ким. Это она в свое время записала на радио песни наших композиторов. Многие наигрыши на икили и комусе, ныне изредка звучащие в передачах радио и телевидения, сохранены благодаря её заботе. Она заодно готовила первые телепередачи о нашей автономной области.

Такие творческие люди, как наша Любава, или Августа Кокышева, не таясь, с искренней верой ратовали за перемены. Это только сестрёнка великого Кокышева могла написать на листочке «Ушла домой, потому что не согласна с ГКЧП» — и прикрепить к двери музыкальной редакции. Я работал с ними рядом, мы могли иногда и поспорить. Они же называли меня по имени с какой-то душевной теплотой. Об этом я помню всегда.

Коль речь зашла о первых шагах телевидения, нужно упомянуть и о корпункте краевого ТВ в Горно-Алтайске. Наряду с собкорами краевых газет Г.Кудряшовым и Л.Бондаревым, он был представительством нашего журналистского сообщества. Его задачей была подготовка коротких новостных сюжетов. Телеоператора Э.Жукова тоже можно отнести к нашим телевизионным первопроходцам.

ПЕРВУЮ ГОДОВЩИНУ выхода в эфир алтайской телепрограммы мы  отметили по-особенному. Собрали со всех накопившихся за год выпусков  в одну кучу самые интересные сюжеты. Смонтировали их один за другим, я начитал синхронный перевод на русский, а вводное слово записал со студии, стилизованный разноцветными лентами под аил. Получилось ни много ни мало 1 час 20 минут эфирного времени – целое художественное кино! Вдвоем с режиссёром Владимиром Блиновым пошли к председателю телерадиокомпании отпрашиваться. Он про нашу затею уже прослышал,  потому с ходу сказал: «Летите хоть завтра. Из вашей сборной если возьмут кусочек — хорошо, а коль нет, то вы всё равно заслужили эту поездку. Пройдитесь по Арбату, отдохните немного…»
Речь шла о поездке в Москву. Мы решили наше «кино» показать Центральному телевидению. Авось что-нибудь им понравится.

Уже на следующее утро мы вдвоём были в Москве. О себе известили по телефону куратора нашего ТВ прямо с аэропорта. Она удивилась нашему нежданному визиту, велела пока ехать в гостиницу ЦТ. Мы же зря время не теряли. Две большие бобины с записью нашей программы не сдали в специальный отдел ЦТ в аэропорту, а взяли с собой. Сюда со всего света на самолетах доставляли видеозаписи корреспондентов, оттуда же постоянно увозили на специальном транспорте на телевидение. Мы сами на метро добрались до Останкино и с входа вновь позвонили нашему куратору. Она, поразившись нашей настойчивости, спустилась, дабы увидеть нас воочию. Потом отправилась выписывать пропуска на нас и на наш багаж.

Первое, что она сказала, по возвращении: ну вы и везунчики! Случайно нашлась свободная студия и режиссёр, согласная взглянуть на наше творение. Режиссёр на вид была супермодная дива. Мне показалось, все наши хлопоты напрасны. Когда пошли первые кинокадры, я стал извиняться: плёнка от частого показа осыпалась, потому такая зернистость. Никто мне не ответил, будто я разговаривал сам с собою. На экране мелькали знакомые до боли горы, деревья, деревни. Вот едут кто на коне, кто на тракторе. А вот урок алтайского в школе, кто-то из ребятни с любопытством косится на камеру. Здесь же праздник в самом разгаре, девушки в красочных нарядах поют, покачиваясь, а там парни борются обнаженными по пояс прямо на траве…

Режиссер, видать, птица высокого полета. Она сидит и спокойно курит прямо в просмотровой, чего не положено простым смертным. Когда на широком экране поползли титры с именами тех, кого носило вместе со мной по нашим ухабистым дорогам в поисках очередного сюжета для съёмок, она встала и запоздало ответила мне, что ей больше нравится снятое на плёнку, нежели на видео – так более естественно передаются цвета. Потом, кратко бросив «беру!» нашему куратору, ушла, стуча высоченными каблуками. Тут у нашего куратора невольно вырвалось вслух: дуракам везёт!

Когда в следующий раз я приехал записывать очередную программу, меня вызвали к председателю. Он показал мне телеграмму, где говорилось, что наша передача принята полностью и будет показана по ЦТ без купюр. В год наша студия должна была поставлять в центр минут 20 видеоматериала. И даже коротенькие сюжеты возвращались вновь и вновь на переделку. Конечно, здесь первую роль сыграли виды нашей чудной природы, открытость наших земляков.

В указанное время по всей необъятной стране Центральное телевидение Советского Союза показало нашу передачу о Горном Алтае. Я встречал в Киргизии и Латвии людей, которые узнавали меня по той передаче. Им запомнилась студия в виде аила, горловое пение «кай» и конные скачки.

Нам с режиссером выплатили невиданный по тем временам гонорар. Часть из них мы поделили всем, кто принимал участие в подготовке наших программ, вплоть до водителей. На оставшееся мною была куплена стенка «Катунь-5», до сих пор являющиеся свидетельством нашей удачливости.

Не ведаю насчет творческого мастерства ведущего, но во всём остальном, включая технические моменты, наши передачи были подготовлены на качественном уровне. И был большой интерес к ним у зрителей. Им было не столь важно, откуда мы вещаем, а о чём говорим и что показываем.



ЗАКОНЧИЛОСЬ творческое содружество с Алтайской краевой телестудией в апреле 91-го. Меня уговаривали остаться, но я был в числе депутатов, выступавших за отделение от края и создания самостоятельной республики. Я написал заявление об уходе с тем, чтобы люди, привыкшие видеть алтайские телепередачи, потребовали возобновить их вещание, теперь уже из Горно-Алтайска. Так оно и случилось. До конца года сумели выдать в эфир свою первую программу.

Будучи руководителем нашей телерадиокомпании «Эл Алтай», я специально съездил в Барнаул и забрал оттуда первые передачи на алтайском языке и передал их в фонд нашего телевидения. Они все зарегистрированы в специальном журнале. Но самих передач сейчас уже нет… Их, скорее всего, стерли, пытаясь предать забвению имя автора передач, положивших начало телевещанию на алтайском языке.

Мне очень жаль их. Если бы сейчас показать небольшие отрывки самых первых телевизионных программ, как всколыхнулись бы сердца тех, кто увидит себя и своих близких спустя два с лишним десятилетия! Вспомнили бы свои канувшие в лету годы, а с ними и земляков, многих из которых с нами уже нет.
А мне вечер 30 октября 1988 года памятен вдвойне. Перед самым выходом в эфир первой алтайской телепрограммы «У очага» мне позвонили из Горно-Алтайска и сообщили весть о рождении сына. Я не в силах был скрыть свою радость и поделился со всеми телезрителями добрым знаком в начале нового пути!

(Продолжение следует)


На снимках:  1987 год, коллектив областного радиокомитета, с которого начиналось наше телевидение; создатели первой алтайской телепрограммы: слева от меня телеоператор Александр Шелегин, справа режиссер Владимир Блинов; в долине Куюма во время съёмок сюжета об основоположнике алтайской музыкальной культуры А.В.Анохине; беседа в студии с переводчиком «Нового завета» Токшыном Торбоковым.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?