Там, где когда-то купалась принцесса Укока…

Владимир Ермилов
15.08.2013

Просмотров:

2956

Наша республика довольно большая, и для того, чтобы побывать во всех ее уголках, пришлось бы постоянно находиться в пути около года, а то и больше. То есть уподобиться тем путешественникам, что исследовали Алтай почти два века назад. Они подробно описывали ландшафт, флору и фауну, традиции местного населения, заодно давали характеристику горным породам и рассуждали о перспективах добычи полезных ископаемых. Передвигались они на лошадях, которые им предоставляли алтайцы.


Бронтой Янгович Бедюров выпустил серию книг «Слово об Алтае», посвященных как раз исследованиям Горного Алтая в далеком прошлом, и познавательная ценность старых дневников для нас неоспорима. Именитые гости путешествовали по Алтаю и каждый день фиксировали всё: обычаи алтайцев, их культуру, погодные изменения, подъём уровня рек, время выпадения снега, высоту горных вершин... Среди них были Г.И. Спасский, А.М. Горохов, К.Ф. Ледебур, А. Бунге, К.А. Мейер, П.А. Чихачев и Е.Е. Мейер. Важна, мне кажется, оценка, данная Бронтоем Янговичем записям путешественников: «С высоты нашего времени и современного материально-бытового уровня будем глубоко признательны этим авторам прошлого, ведь между нами без малого 150-200 лет, и не обижайтесь, не оскорбляйтесь, впервые прикасаясь к подобного рода этнографическим пассажам, типичным для того времени, при описании отдаленных племен и туземных народов…. Такими они нас застали, так воспринимали они нас. В этом нет ничего обидного. Наоборот, много поучительного и занимательного…»


В целом вся территория республики сегодня исследована досконально, но, может быть, кое-где что-нибудь не доглядели, так как уж больно велика площадь и встающие на пути ученых малые и большие горные вершины. В этом пришлось убедиться нашей небольшой экспедиции на плато Укок в составе редакторов районных газет республики. Организатором выступила газета «Чуйские зори» и ее редактор Андрей Чумакаев.

«Буханка» не подвела
Что и говорить, широко освещаемая тема вокруг «принцессы», найденной на вышеупомянутом плато, зовет в путь не только журналистов, но и толпы туристов, едущих туда на современных джипах, оборудованных по последнему слову техники. Машины на какой-то немыслимой резине с замысловатым рисунком протектора, упорно продвигались в сторону Укока по камням заброшенной дороги, проложенной еще в другом веке. Наша же техника оказалась не хуже заграничной по проходимости и по возможностям преодоления препятствий, хотя и называлась просто «буханка», то бишь, обыкновенный УАЗик. Он прыгал по камням, полз на самой низкой передаче в гору... Был надежен и ни разу не сломался, хотя, если честно, казалось, что вот-вот это произойдет. Но Бог ли, случай ли или опыт водителя, сумевшего подготовить технику к испытанию в горных условиях, сберегли нас от чрезвычайного происшествия.


А что, собственно говоря, так тянет людей к этому плато? Обыкновенное место, расположившееся высоко в горах, множество ручейков и речек, стекающих в озера. А так как в горах снега всегда много, то само плато летом местами походит на болото. Если мы, современные жители, привыкли передвигаться на автомашинах, и для нас дорога с неровным покрытием представляется чем-то несуразным, то в древности и даже в недалеком прошлом нашей страны, основным средством перемещения по суше были домашние животные: лошади, яки и верблюды. На них люди путешествовали, перевозили грузы, ту же почту, кстати, довольно шустро, судя хотя бы по переписке классиков российской литературы, живших в XIX веке.


В общем-то плато Укок, расположившееся практически в центре Евразии, приблизительно на одинаковом расстоянии от четырех океанов, представляет собой пересечение древних торговых путей. К тому же общеизвестны факты о возможном родстве индейцев Америки и жителей Алтая. То есть по этому плато проходили разные люди, здесь жили кочевые племена, не обремененные оседлостью. Скопление курганов в, казалось бы, глухой местности говорит о коротком отрезке времени, когда на плато, возможно, был другой климат и нормальные условия для жизни. А сегодня здесь даже летом может выпасть снег, температура опуститься до минусовых показателей, а зимой, соответственно, термометры зашкаливает от холода. И, конечно, есть вечная мерзлота, сохранившая ту самую мумию «принцессы Укока» в нормальном состоянии.

Зарево огней
Это как бы предварительное вступление к небольшому путешествию в отдаленные места республики. К слову сказать, об этом у редакторов районных газет разговоры шли уже давно. Мы встречаемся, обсуждаем иной раз проблемы, проводим вместе торжественные мероприятия, отдыхаем, даже жалобы пишем в прокуратуру на алчные поползновения почтовой службы увеличить стоимость своих услуг до стоимости самой подписки на газеты. И вот на одном из собраний подумали и решили совместно добраться до плато Укок. Много разговоров, много там уже побывало людей, но представителей местной прессы там пока не было... Андрей Чумакаев, редактор «Чуйских зорь», туда как-то добирался, знал тамошнюю обстановку, поэтому взялся за организацию экспедиции. К тому же родственники его жены занимаются бизнесом на Джумалинских ключах, по пути на плато.


В одну из сред начала августа мы созвонились с редакторами, потенциальными участниками поездки. Почти все… отказались по весьма уважительным причинам. Но это происходит всегда; в последний момент находятся самые важные дела, которые необходимо выполнить, отложив в сторону интересную поездку. Я не сумел отказаться, так как насмотрелся фотографий в интернете Игоря Хайтмана, передавшего космическую красоту Укока. Очень красиво, нечего сказать. В общем, именно его фотографии и повлияли на мое решение увидеть своими глазами то же самое.


Утром в среду у нас день расслабления, так как газета сделана, кое-кто из коллег отдыхает после ночных бдений. Мне же предстояло собраться в дорогу и рвануть в Кош-Агач. С утра уже мне позвонила Вера Байлагасова, редактор «Уймонских вестей» и сообщила, что двинется в путь сразу после обеда. Я прикинул и решил выехать несколько позже, так как место встречи в Туекте было ближе к нашему району, чем к Усть-Коксе. Когда подъехал, редакция из Усть-Коксы уже находилась на месте. Андрей Копорулин, журналист газеты, за рулем, а Вера Байлагасова пассажиром. Дальше мы уже ехали друг за другом до самого Кош-Агача.


Что замечательно в нашей республике, так это Чуйский тракт. Наверное, лучшая дорога в России! Несколько сот километров - и почти ни одного изъяна. Яркая разметка, по бокам столбики со светящейся краской. В пролетающих мимо селах - горящие фонари. В общем, замечательная дорога! Пока едешь, остаются только хорошие впечатления. К тому же гаишников почти не было видно, может быть, поэтому было такое хорошее настроение? Приближение к Кош-Агачу в темноте вообще было сногсшибательным; вначале появилось зарево огней, которое приближалось и увеличивалось в размерах прямо на глазах, затем стали вырисовываться контуры огромного села, раскинувшегося на большой площади, стали видны отдельно стоящие фонари, арка с названием села, мост, светящееся в темноте огромное здание районной больницы, залитые светом центральные улицы... Мы стремительно приближались в темноте к внезапно возникшему небольшому городку в далеких горах. К тому же было тепло и поэтому как-то необычно, ведь с Кош-Агачем связывают низкие температуры и прочие северные ощущения…


В новейшей гостинице, где были все удобства, а в каждом номере триколор-ТВ вместе с отличным телевизором, мы расположились довольно быстро. Немного поговорили, пока пили чай… Утром, голова особо не болела. Чай оказался хорошим. Возле гостиницы нас уже ждал УАЗик и водитель Валера Енчинов. Сразу он произвел самое хорошее впечатление. Почему? Интуиция, наверное. Но в дальнейшем все наши ожидания подтвердились. Профессионал! Что тут еще скажешь? Всего нас в салоне «буханки» набралось семь человек вместе с водителем. Виктор Лукьянов, прошу не путать с известным политическим деятелем эпохи перестройки, владелец одного из шикарных магазинов районного центра, красивая молодая женщина по имени Рада, супруга Андрея Чумакаева. Вот и вся компания.

Колыбель Сартакпая
В нескольких километрах от Кош-Агача Валера затормозил, и мы лицезрели усеченный вариант, как он сказал, Стоунхенджа, что в Англии. Запомнился один огромный каменюка, на котором когда-то, может быть, восседал вождь племени и решал вопрос, где и кто будет пасти скот. Камни располагаются почти по кругу, и один из них примечателен тем, что называется «камень желания» или «Колыбель Сартакпая». У него хорошая слава, так как к нему приходят бездетные женщины и просят лишь об одном – родить ребенка. Говорят, что их просьбы выполняются. На ложе камня в большом количестве разбросаны деньги, детские игрушки. Просьба родить девочку подкрепляется куклой, а мальчика – машинкой. Другие просьбы и пожелания людей также могут быть выполнены. Мы просили, чтобы наше путешествие закончилось благополучно. Все сбылось. Камень помог? А что, вполне возможно.


После камней был пограничный пост, где у нас проверили документы. Пока наши фамилии заносили в скрижали, мы фотографировали окрестности. На расположенной рядом вышке торчал манекен в виде солдата, наверное, чтобы отпугивать нарушителей границы и закона. Но нам это не грозило.


Очень быстро более-менее сносная дорога закончилась, и машина стала двигаться значительно медленнее, чем ранее. Теперь нас все время сопровождал протяжный вой мотора и почти бесконечный монолог редактора «Чуйских зорей» Андрея Чумакаева. Он сидел рядом с водителем и, поворачиваясь к нам, начинал обычно так: «Взяли мы ящик водки…» Далее следовала одна из интереснейших историй, которых у Андрея было великое множество. А так как я большой любитель послушать хороших рассказчиков, каковым оказался редактор кош-агачской районки, то длинная дорога уже не казалась такой унылой, как окружающие лысые горы. Изредка Андрей перекидывался парой фраз с Валерой Енчиновым. Валера немного разбавлял монологическую речь редактора, и всем было весело! Вот так под шутки и всевозможные интересные истории, случавшиеся с Андреем постоянно, подпрыгивая на камнях, мы приблизились к Джумалинским ключам. Один раз на этом бездорожье навстречу двигалась, вертясь между камнями, яркая легковушка. Мы на нее глядели с удивлением, но она смело продолжала путь. За рулем сидела молодая девушка. Отчаянная голова!

 

«Тело сдавило судорогой…»
Но вот и ключи! Недалеко от них располагаются развалины обогатительного комбината, где добывали и обогащали металлические руды. Молибден, вольфрам, серебро и, кажется, медь. Сегодня это предприятие закрыто, но груды отходов различных цветовых оттенков до сих пор лежат возле почти разрушенных цехов. Валера Енчинов поведал одну историю о том, как тянули с комбината медь катушками. Да, были люди в то время, которым жить было не на что, поэтому они занимались сбором цветных металлов. Слава Богу, всё это уже в прошлом.


На ключах мы тормознули на короткий промежуток времени, чтобы пообедать. Купаться никто не пошел, а зря, так как когда на обратном пути мы всё же искупались, впечатлений было выше крыши! Вода оказалась на удивление теплой! Греется где-то глубоко под землей? В небольших ваннах, заполняемых водой, поступающей по трубам из источников, плавали маленькими группками рыбки, создавая особый антураж. Кстати, Андрей Чумакаев всю дорогу пугал нас опасностью купания в ваннах, рассказывая страшные истории о том, как какой-то человек, окунувшись в воду, не смог выбраться оттуда без посторонней помощи. «Представляете, - вешал он на наши уши лапшу, - сунул тут один ногу в ванну, лицо тут же посинело, дыхание сбилось, слова сказать не может, лишь мычит, еле вытащили…» С таким предисловием вряд кто захочет окунуться в источник? И на обратном пути, когда мы проснулись в алтайской юрте с дыркой в центре потолка, и уже собирались принять ванну, он с удивительным упорством настаивал на посещении источника именно вдвоем, чтобы, если кого заклинит, то другой смог бы спасти болезного. В общем, нагнал страху. А в действительности купание оказалось на редкость приятным и освежающим.


Россия, даже после распада СССР – огромная страна. Кош-Агачский район в ширину несколько сот километров. Если бы здесь был более теплый климат, то народ бы жил и горя не знал, но, как всегда это «но» - зимние температуры. Они портят все впечатление от увиденного. Едешь по степи, кругом свистят сурки, и подают сигналы емуранки, смешно вставая на задние лапки и чирикая об опасности. Солнце греет, даже жарко, и представить сложно, что буквально через месяц или того меньше здесь будет не так уютно, а по-настоящему холодно от выпавшего снега, тоскливо и мерзко. Мне всегда не нравилась такая погода. Да кому она понравится?


Зимой мечта любого человека - сидеть рядом с жаркой печкой и попивать чай из толстой фарфоровой кружки, а не мотаться по степи под пронизывающим ветром. Если же рядом никакого жилья и особенно если нет перспективы быстро его найти, то всё это может напомнить классическое произведение А.С. Пушкина «Капитанская дочка», когда Александр Сергеевич столкнул Петра Гринева в пургу с Пугачевым, который и вывел их повозку к людям. Но это так – фантазии... А пока - мы ехали, нестерпимо жгло солнце, приходилось постоянно открывать форточку машины, чтобы прохладный ветер попадал на лицо. Вера Байлагасова сидела впереди, в машине было душно, поэтому она, оборачиваясь в мою сторону, просила держать створку окна так, чтобы ветер дул на нее. Впереди, стараясь перекричать шум мотора, Андрей Чумакаев рассказывал очередную байку из жизни таможенников. Он работал в этой системе и знал буквально всё, что полагается знать человеку, прошедшему своеобразную школу жизни в особенной государственной структуре. Но у меня и мысли не было испытывать зависть к возможностям таможенников. Слишком трудная задача для человека с обыкновенной печенью.

Плато Укок
Наша машина после Джумалинских ключей тронулась в путь. Дорога была исключительно забавной, так как назвать эту тропу дорогой можно было с большой натяжкой. Но машины по ней двигались! В одном месте мы даже разъезжались с двумя «уралами» пограничников, развозивших провизию по заставам. Машины стояли в стороне от трассы, и водители отдыхали. Чуть выше на перевале Теплый ключ находилось почти круглое озеро. Длинный спуск, и вот мы на плато Укок. Ничего не скажешь – очень красиво, так как здесь, судя по карте, небольшой выступ в несколько десятков километров, по которому граничат с Россией Монголия, Китай и Казахстан. Этот выступ обрамляют высокие горы, сравнимые с Белухой. Кругом вода и небольшие речки. Все они стекаются в озёра. Как раз возле одного нам удалось увидеть, как туристы катались по воде с помощью небольшого «змея» в виде крыла. И хотя стояло лето, тепло и даже солнечно, но вода, сами понимаете, попадает туда с близлежащих ледников, поэтому зрелище показалось нам захватывающим. Мы переживали за смельчака; вдруг порывы ветра прекратятся, когда он окажется в центре? Но всё обошлось, он благополучно достиг берега.


На плато удивительно свежий воздух. Дышать можно свободно но, казалось, воздуха не хватает. Может быть, из-за высоты над уровнем моря? Всё же свыше двух тысяч метров. Всё здесь прекрасно, но есть и некоторые особенности российской действительности; вдоль горных хребтов на плато стоят старые пограничные столбы с оборванной колючей проволокой. Картина неприглядная, честно говоря. Воды целое море. Горные вершины, одетые в снежные шапки, ледники, из которых и берет начало самая большая река Ак Алаха. Всю дорогу Андрей Чумакаев и Валера, наш водитель, повторяли, что нам повезло с погодой, и рассказывали случай, когда в июле после их ночевки на плато утром выпал снег по колено. И такое здесь бывает. Андрей Копорулин, журналист районки из Усть-Коксы, захвативший с собой рыболовные принадлежности, пытался во время небольших стоянок поймать хотя бы одну рыбку, но ничего не вышло, хотя по рассказам бывалых путешественников, реки на плато Укок кишели рыбой, и их чуть ли не майкой можно было ловить.

Что-то ёкнуло…
Конечной точкой нашего путешествия было место захоронения «принцессы Укока». Оно появилось неожиданно и как-то обыденно. Ничего торжественного, как и ожидалось, конечно же. Но у Веры Байлагасовой, по ее словам, что-то ёкнуло. Прямо возле единственной дороги на плато, почти в двух шагах, в сторону снежных вершин находилась небольшая площадка, очищенная от травы. Два круга, соединенных между собой в виде большой обыкновенной восьмерки. В центрах кругов - заваленные крупными валунами опять же круглые ямы, где, видимо, и было погребение. Здесь же рядом находится щит, рассказывающий о памятнике пазырыкской культуры VII-II века до нашей эры, то есть прошло с того времени почти три тысячи лет.


Временной интервал впечатляет своей громадностью. Даже представить себе сложно, сколько поколений людей проходили по этому плато, жили здесь, родили и воспитывали детей, находили металлические руды и умели выплавлять их. Тем более, при мумифицировании тела «принцессы Укока» использовалась ртуть. Какой был уровень знаний в то время? Но, судя по одежде, сохранившейся на принцессе, а также по своеобразному головному убору, тут же скопированному современными алтайскими хореографами для антуража в ставящихся танцах, можно подумать, что цивилизация далекого прошлого была достаточно развита. Конечно, копирование головного убора, использовавшегося, как предполагают археологи в шаманских целях, вряд ли уместно в наш XXI век, но таковы сегодняшние нравы и представления о традициях и культуре.

Легенда о косуле
Сотни лет, множество поколений проходило по этому месту, где стоял наш «уазик». Здесь ставили походные юрты или что-то подобное. Кругом пасся скот, носились на конях всадники. В каких-то юртах умирали старики, в других молодые женщины рожали сыновей и дочерей. Они взрослели, влюблялись, и род кочевников продолжался. Вполне возможно, что наши предки знали о современном Джумалинском ключе, ведь ходит же легенда о том, что в глубокой древности охотник подстрелил косулю, но она убежала от него очень далеко и упала, совсем обессилев, в тёплый ключ, бивший из горы. Утром косуля очнулась и, почувствовав, что здорова, поднялась и легко выпрыгнула из воды.


В это время к ней подходил охотник. С удивлением он увидел, как тяжело раненное им животное легко скачет по склонам горы. Опустившись возле воды, чтобы напиться, он обратил внимание, что косуля провела всю ночь в самом источнике. Поняв глаза вверх и проводив взглядом исчезнувшую в горах добычу, он разделся и окунулся в воду. Через некоторое время, почувствовав отдохновение и бодрость во всем теле, он запомнил свои ощущения и передал соплеменникам о чудном свойстве тёплой воды, бьющей ключом из горы. С тех пор люди приезжают сюда, чтобы пройти курс лечения и оздоровиться.


Вполне возможно, что сама «принцесса Укока» отдыхала в этих источниках и черпала энергию для шаманских обрядов. Всё может быть…


В каких народах сегодня течет кровь тех людей? И течет ли вообще? Время управляет народами, отправляя одних в небытие, других сохраняя для будущего. Так и с кочевниками, жившими на плато Укок две-три тысячи лет назад. Благодаря раскопкам, произведенным археологами в курганах, заметных с высоты птичьего полета, где сотни лет производились захоронения, мы знаем о путешествовавших здесь племенах. В противном случае мы были бы в неведении о той же самой «принцессе Укока».


Мы недолго походили возле захоронения и двинулись в обратный путь. Дорога назад заняла, как нам показалось, меньше времени. Последний отрезок дороги был самый трудный, поскольку нам приходилось двигаться по каменистым склонам в полной темноте. Один раз машина споткнулась о валун и немного накренилась, изобразив слабую попытку перевернуться. Впечатление не из приятных, но всё закончилось благополучно.


Ночевка в юрте на Джумалинских ключах, утреннее купание, завтрак - и в обратный путь к цивилизации Кош-Агача. По пути Андрей Чумакаев, заядлый охотник, истратив два патрона, добыл двух жирных сурков. Их дальнейшая судьба, думаю, всем известна… На последней стоянке, уже не так далеко от Нового Бельтира, Андрей Копорулин попробовал испытать еще раз рыбацкое счастье в протекающей речке, но и здесь его ждало разочарование. Впрочем, продуктов хватало. Шашлык из молодого барашка – был очень кстати. Процессом разворачивания походной кухни занималась Рада, супруга Андрея Чумакаева, и мы все ей безмерно благодарны.


После плато Укок Кош-Агач показался громадным городом, центром цивилизации, с которым мы расстались, простившись с друзьями возле арки, стоящей на въезде в районный центр.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?