Потомки героя Первой мировой войны живут в Чемале

Анатолий Муравлев
11.09.2014

Просмотров:

3650

На прошлой неделе «Алтайская правда» рассказала о герое Первой мировой войны, потомки которого живут в Республике Алтай и в предгорных районах соседнего Алтайского края. Впервые в России в селе Алтайском в конце августа был открыт бюст Полного георгиевского кавалера Василия Атюнина, уроженца соседнего села Сараса.

Для увековечения алтайского воина многое сделал его правнук Владимир Шумилов. Он не застал в живых Василия Степановича, его судьбу восстанавливал по крупицам.

С детства видел в доме бабушки Варвары Васильевны портрет её отца, который за храбрость был награждён четырьмя Георгиевскими крестами. Но на расспросы внука о судьбе Василия Атюнина бабушка отвечала односложно: «Умер». Если бы она сказала, что он был репрессирован, Владимиру Шумилову, возможно, пришлось бы позже писать в анкете, что он правнук «кулака» и «участника контрреволюционной повстанческой организации». И тогда юноше был бы закрыт путь в авиационный институт.

Только в 1962 году, когда Владимир Шумилов учился на втором курсе престижного вуза, бабушка кое-что рассказала внуку о его прадеде. И он записал эти воспоминания. А после окончания института стал заглядывать в архивы. И многое узнал о триумфе и трагедии своего предка и таких же, как он.

К примеру, только некоторое время назад стало известно, что трижды Герой Советского Союза лётчик-ас Александр Покрышкин вынужден был скрывать, что его отца лишили избирательных прав, а конструктора-оружейника Михаила Калашникова сослали из алтайского села Курья в Нарым.

Оказалось, что о русско-японской войне, в которой участвовал прадед Владимира Шумилова, можно прочесть в 10-томнике, а вот о Первой мировой войне таких источников попросту нет. Эту войну называли империалистической, а судьбы её воинов, в том числе и совершавших подвиги во имя победы русского оружия, попросту замалчивались. Поныне только в России и Турции нет официальной истории Второй Отечественной, как называли эту войну россияне сто лет назад, когда она начиналась.

...До 2011 года Владимир Шумилов работал первым вице-мэром города Новосибирска. Оставив муниципальную службу, занялся преподавательской работой в Сибирской государственной геодезической академии, благо имел учёную степень кандидата исторических наук и звание доцента. Вплотную занялся поисками сведений о своём прадеде.

И ему удалось уговорить родственников и спонсоров соорудить Василию Атюнину памятник на Алтае, где жил славный воин. Изготовили бюст в краснодарской скульптурной мастерской «Аллея российской славы», известной тем, что она увековечила в камне сотни образов героев 1812, 1941-1945 годов и граждан, прославивших Россию.
Теперь имя алтайского воина Василия Атюнина стоит в одном ряду с Ермаком, Петром Первым, Суворовым, Брусиловым, Солженицыным, Гагариным и Шукшиным.

Инициаторами установки бюста Полного георгиевского кавалера в селе Алтайском стали его многочисленные потомки, а также глава администрации Алтайского района Виктор Коршунов, директор краеведческого музея Пётр Тырышкин, представители казачества и районного совета ветеранов войны и труда.

Когда упало покрывало…

26 августа на митинге в центре села Алтайского, посвящённом открытию бюста Василия Атюнина, слово по праву было предоставлено его правнуку Владимиру Шумилову.

«Сегодня – ярчайший эпизод восстановления истории, – отметил он. – Это, пожалуй, первый памятник конкретному герою Первой мировой войны. Владимир Путин открыл 1 августа – но памятник безымянному герою. Это – солдат с винтовкой и барельеф, посвящённый Первой мировой войне. А Василий Атюнин – конкретный герой войны.

Таких памятников должно быть много. Эти люди создавали славу России. И за счёт их побед мы сейчас живём в свободной стране.

Я хочу назвать несколько фамилий, ведь Атюнин не один был героем. В 12-м Барнаульском полку, в составе которого он воевал в русско-японскую войну, было ещё два Полных георгиевских кавалера – Николай Стрельцов из 7-й роты, где числился и Василий Степанович, и Григорий Суворов. Откуда они – никто не знает. Надо изучать. Пять героев – Егор Васьков, Василий Астафьев (из 7-й роты), Флегонт Колокольцев, Архип Гайворонский, Гавриил Посысаев имели по три Георгия только за японскую войну. Мы их знаем? Нет! Надо знать, изучать. Надо восстанавливать историю».

Глава администрации Алтайского района Виктор Коршунов отметил, что бюст земляка героя Отечества открыт в дни, когда в стране отмечается 100-летие начала Первой мировой войны.

«Сегодня мы преклоняем головы перед Василием Степановичем, – подчеркнул он, – отдаём дань тем русским солдатам, офицерам и генералам, которые сто лет назад защищали наше Отечество. Низкий им поклон!»

А директор Алтайской краевой научной и исторической общественной организации «Демидовский фонд» Виктор Буланичев напомнил собравшимся слова Владимира Путина, произнесённые им 1 августа этого года при открытии памятника участникам Первой мировой войны на Поклонной горе в Москве. В тех сражениях «победа была украдена у страны. Украдена теми, кто призывал к поражению своего Отечества, своей армии, сеял распри внутри России, рвался к власти, предавая национальные интересы».

От имени Демидовского фонда Алтая Виктор Буланичев вручил Владимиру Шумилову общественную награду – Георгиевский крест в ознаменование 100-летия начала Первой мировой войны.

Известно, что из Бийского уезда на фронты Второй Отечественной ушло около 40 тысяч призывников и добровольцев. А со всего Алтайского округа Томской губернии – около 400 тысяч человек. Сейчас краеведами установлено несколько десятков Полных георгиевских кавалеров-земляков. И эта работа продолжается.

Кавалер «полного банта»

20-летний Василий Атюнин был призван в армию в 1894 году на пять лет. Службу проходил в Томском резервном батальоне. После увольнения из армии в 1899 году дома Василию Степановичу довелось быть недолго: в следующем году вновь встал под ружьё – принимал участие в подавлении Ихэтуаньского, или Боксёрского, националистического восстания в Китае.

В 1904 году Василий Степанович получил чин старшего унтер-офицера 7-й роты 12-го Барнаульского Сибирского пехотного полка. Затем в составе полка участвовал в русско-японской войне.

По рассказам дочери воина Варвары Васильевны, записанным её внуком Владимиром Шумиловым, Георгиевский крест IV степени Василий Степанович получил после того, как был послан командиром с донесением в штаб полка, чтобы доложить об окружении неприятелем. Боевую задачу выполнил, но при выходе из окружения попал под обстрел, вся его шинель была пробита пулями, однако сам остался невредим.

По архивным же данным, старший унтер-офицер 7-й роты 12-го Барнаульского Сибирского пехотного полка Атюнин Василий награждён в 1904 году знаком Военного ордена Св. Георгия IV ст. № 94375 «за мужество и храбрость, оказанные разновременно в боях с японцами».

С лета 1914-го до весны 1917 года воин с Алтая воевал на фронтах Первой мировой войны в составе 139-го Моршанского полка 35-й пехотной дивизии 8-й армии. Причём за полгода сражений он стал кавалером «полного банта».

За бои 15 декабря 1914 года у местечка Новы Корчин (ныне сельская гмина (волость) в Свентокшиском воеводстве Польши) удостоен Георгиевского креста III степени № 16061. Как сказано в наградном листе, «под сильным ружейным и пулемётным огнём противника подносил патроны». Однако, по семейным легендам, по заданию командира части вызвался ночью вытащить убитого русского офицера с простреливаемой противником нейтральной полосы.

Вскоре храбрый воин с Алтая заслужил знак Георгия II степени. По семейным преданиям, он был удостоен этой награды за то, что ночью вывел по звёздам роту солдат из окружения.

А в мае 1915 года Василий Степанович стал Полным георгиевским кавалером. В одном из боёв он отбил у немецкого офицера позолоченную шашку. Командир, отметив мужество и храбрость нашего земляка, сказал: «За золотое оружие – золотую награду!» Золотой крест вручал ему лично командующий 8-й русской армией генерал-адъютант Алексей Брусилов.

Приказом по 35-й пехотной дивизии от 9 июля1915 года Василий Атюнин был произведён в подпрапорщики. А 6 августа того же года его наградили английской бронзовой медалью, которую ему лично вручил начальник 35-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Константин Крылов. В начале 1917 года младший офицер был ранен, попал в госпиталь. Вскоре его отчислили из части по состоянию здоровья и он возвратился домой.

Реабилитация памяти

Василий Атюнин родился в 1874 году в селе Троицко-Росляй Моршанского уезда Тамбовской губернии. Спустя девять лет вместе с отцом, матерью, братьями Даниилом и Гаврилой, сестрами Лукерьей и Ольгой переселился в село Сараса Сарасинской волости Бийского уезда Томской губернии.

В перерывах между призывами и мобилизациями в армию Василий Степанович возвращался домой, в Сарасу, работал на земле. Имел восемь детей, двое старших уже имели собственные семьи. К осени 1917 года с женой Устиньей Даниловной, в девичестве Ананьиной, воспитывал 10-летнего Петра и 7-летнего Алексея, а также дочерей Варвару, Анастасию, Марию и Анну в возрасте от трёх лет до 16.

По данным сельскохозяйственной переписи 1917 года, за семьёй Василия Атюнина числились большой дом, 11,6 десятины земли, 32 головы скота, в том числе 9 лошадей и 12 коров, а также плуг, 4 железные бороны, жнейка-самосброска и телега на деревянном ходу.

Когда в селе создали колхоз, жители Сарасы избрали Василия Степановича его председателем. Однако вскоре он отказался от должности, вышел из колхоза, некоторое время трудился в ТОЗе – товариществе по обработке земли, затем вновь стал колхозником.

Осенью 1932 года его арестовали и отправили в Барнаульскую тюрьму «как участника контрреволюционной белогвардейской организации, имеющей целью свержение советской власти и образование буржуазно-демократической республики. Вооружённое выступление этой организации приурочивалось к началу интервенции Японии».
Как впоследствии рассказывал его сын Алексей, который сидел в этой же тюрьме, Василия Степановича пытали на морозе. Он сильно простыл и скончался в тюрьме во время следствия весной 1933 года в возрасте 59 лет.

Героического воина не смогли убить враги, но сгубили соотечественники. На обложке его личного дела простым карандашом начертано: «Умер». Где похоронен герой трёх войн – неизвестно. Осудить его не успели, поэтому и под реабилитацию он не попал.

Кроме Василия и его сына Алексея попали под Молох репрессий их старший брат и дядя Даниил, а также его сын Степан. Алексей был осуждён на три года, после чего поселился в Чемале, где и сейчас живут потомки Полного георгиевского кавалера.

Правнуки знатного воина проживают также: Владимир Шумилов – в Новосибирске, Владимир и Александр Крапивины – в селе Алтайском,  внучатые племянники – полный тёзка Василий Степанович Атюнин и участник Великой Отечественной войны Василий Титович Антонов, а также правнучатый племянник Николай Васильевич Антонов – в Сарасе.

А его внук Василий Григорьевич Атюнин живёт в Санкт-Петербурге. Это самый молодой прямой потомок героя, которому ещё нет и 50 лет. Ещё один внук участник Великой Отечественной Иван Петрович Атюнин, по сведениям моего коллеги Андрея Лушникова, в 2006 году жил в Республике Алтай, а внучатый племянник младший лейтенант Алексей Александрович Атюнин погиб в бою 28 февраля 1943 года и похоронен под селением Черкесское в Краснодарском крае.

Некоторые представители рода Атюниных до публикаций о Василии Степановиче даже не подозревали, что находятся с ним в родстве. В селе Катунь Алтайского района в 2006 году проживал Анатолий Петрович Атюнин, в Рубцовске – сын Василия Степановича Александр, в Поспелихе – Александр Фёдорович Атюнин, в Смоленском – Анатолий Леонтьевич, в Барнауле – Василий Васильевич, Сергей Михайлович, Николай Иванович. Известно, что его родственники также живут в Германии и в столице Тувы Кызыле. Наверняка имеется родня у Атюниных и в селе Троицкий Росляй Токаревского района Тамбовской области, там, где 140 лет назад родился Василий Атюнин.

- 10 +
Kemine 12.09.2014 в 08:36 # Ответить
Не дай, Боже, такой жизни никому...

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?